Жизнь за чертой: перспективы духовной реальности

Глава 4. Божественный Источник

В знаменитом романе Сомерсета Моэма «Лезвие бритвы» главный герой Ларри рассказывает о беседе, которая состоялась у него в одном из монастырей во Франции. Он спросил, зачем Господь сотворил мир, на что монахи ответили: «Ради вящей славы своей». Ларри задумался: «Разве Бетховен создал свои симфонии, чтобы прославиться? Нет, конечно». И хотя Ларри привлекает великолепие церковных служб, он, в конце концов, отвергает монастырскую жизнь и отказывается от католицизма.

Так почему же Господь создал мир? Каков ответ на этот вопрос, над которым размышляли земные мудрецы и святые? Иоанн Креститель отвечает так, как ответил бы любой человек: Цель Бога - в величии души. Раввин Дэвид Вольп высказывает ту же мысль, когда называет нас «духовными бутонами». Сегодня мы - бутоны, а завтра можем стать цветами. Ничто не доставит Богу большего удовольствия, потому что Его сокровенная суть есть любовь, а любовь ждет добра от тех, на кого она обращена, подобно тому, как любящие и мудрые родители более всего желают видеть добро в своих детях.

Это, пожалуй, самый правильный вывод, к которому мы приходим, размышляя о намерениях Божественной сущности. В этом наши духовные друзья согласны с нами, но они идут дальше нас.

Одно из наиболее замечательных описаний этой Сущности исходит от духа, называющего себя Уильямом Джеймсом, известным американским философом и психологом. Манеры и выдающийся интеллект личности, выходившей на контакт в 1977 году с помощью известного американского медиума Джейн Робертс, довольно убедительно указывают на Джеймса, однако с абсолютной уверенностью сказать, что это был он, вряд ли возможно. Но как бы то ни было, психолог в «Джеймсе» виден с первого взгляда:

Я нигде не увидел атрибутов традиционного религиозного «рая» и не встретил Господа. И все же по земным меркам я находился в раю, потому что повсюду ощущал присутствие чего-то исполненного благих намерений, любящего, могущественного и всезнающего. Это было ощущение психологического присутствия чего-то великолепного, чего я не могу определить и сказать точно, где оно находилось. Рискуя преуменьшить свои впечатления, я назвал бы это состоянием Всепроникающей Любви, из которой рождается все сущее.

Далее он продолжает:

Я убежден в том, что это было витающее в окружении присутствие созидающего начала, из которого рождается все наделенное сознанием. Это был тот же свет, который озаряет небосклон Бостона, рассветает над океаном и заливает лучами пол в моем кабинете. И в то же время это особенный свет, всезнающий, живой, исполненный любви, которую сразу чувствуешь и ощущаешь. Его намерения были совершенно ясны, и все же я был потрясен неопределенностью и величием Его личных и безличных аспектов.

Далее Джеймс выносит приговор материалистам, отрицающим существование духовного мира и оставляющим нам «.ощущение отчуждения от Бога и человека, одиночества во вселенском хаосе, ощущение существа, выброшенного в мир, словно кусок живого горящего угля из огромной печи, потрескивающего и шипящего и вскоре рассыпающегося в прах».

Джеймс демонстрирует свои знания современной науки, однако, не колеблясь, отвергает общепринятые истины:

Полагать, что весь окружающий мир был создан благодаря случайности, с интеллектуальной и эмоциональной точки зрения странно и бессмысленно.

Его взгляды на атеистический материализм типичны для всех сообщений из потустороннего мира, которые я изучил. Почти все они предупреждают о его опасности для человеческого духа.

Духи не говорят о том, что видели Бога в человекоподобном образе. Многие из них однозначно отрицают, что Он является сущностью их уровня. Мать Вэйла Оуэна говорит: «Для нас Бог видим не больше, чем для вас на Земле». Бэнкс говорит ребенку-духу: «Он очень далеко от нас. Мы не можем Его увидеть. Мы еще не готовы к этому». Когда Дрэйтон Томас спросил своего отца, сможет ли он когда-нибудь увидеть Бога, тот ответил: «Думаю, что по мере того, как ты растешь и развиваешься, ты уже не стремишься Его увидеть. Тебе не хочется ограничивать Его своими желаниями, спускать с высот и превращать в миллионную частицу того, чем Он на самом деле является». А Император, высокоорганизованная сущность, выходившая на контакт через англиканского священника Стэнтона Мозеса приблизительно в 1880 году, поясняет нам этот непростой вопрос:

И хотя нам до сих пор не удалось Его увидеть, мы, все глубже познавая Его творение, узнаем все больше и больше о непостижимом совершенстве Его природы. Мы знаем то, чего не знаете вы — могущество и мудрость, доброту и любовь Всевышнего. У нас множество возможностей увидеть их — возможностей, которых нет у вас. Мы чувствуем это в тысячах проявлений, никогда не достигающих земной сферы. И когда вы, несчастные смертные, догматизируете по поводу Его основных качеств и в невежестве своем создаете для себя сущность, подобную вам, мы имеем счастье чувствовать и ощущать Его могущество в действии мудрого, любящего и всеохватывающего Разума. Его управление мирозданием раскрывает перед нами Его могущество, мудрость и доброту. Он относится к нам с нежностью и любовью.

Английский медиум Морис Барбанелл, практиковавший более 50 лет до своей смерти в 1981 году, передавал сообщения от духа, называвшего себя Сильвер Бирч (Silver Birch, серебряная береза - рус.). Сильвер Бирч говорил о себе как посланнике группы высокоразвитых духов, использующем астральное тело индейца для перехода из своей высшей сферы в наш мир. Сегодня у него множество последователей в интернете, и это легко объяснимо. Спиритуализм американских индейцев пользуется популярностью, а Сильвер Бирч являет собой самое лучшее, что в нем есть. Однажды его попросили объяснить, что такое «Великий Дух»:

Для меня это божественное искусство природы, это звезды, бриллиантами рассыпанные по небу, это сияние солнца и бледные отблески луны. Это шепот и шелест ветра и качающиеся верхушки сосен. Это тоненький ручеек и могучий океан. Куда ни бросишь взор, всем управляет определенная цель, единый закон. Какое бы открытие ни сделал человек, все находится в сфере действия закона, контролирующего и регулирующего, все является частью огромного сложного и в то же время гармоничного плана. Вселенной управляет высший порядок, которому подчинены огромные планеты и мельчайшие насекомые, ураганы и бризы - все сущее, независимо от его разнообразнейших проявлений. А за всем этим - разум, сила, на которой все это держится, сила, управляющая всей безграничной вселенной и множеством других неведомых нам миров - вот что такое Великий Дух.

Еще одно откровение с небес пришло к нам от австралийца Амброза Пратта, умершего в 1944 году. Он обращается к нам через исследователя психических явлений Райнера Джонсона, ставшего медиумом:

Помните о том, что Бог живой, не застывший, как соляной столб, подобно жене Лота. Это Создатель, Творец самого себя, приобщающий все индивидуальные души как Его неотъемлемые части, к своей природе вечного блаженства. Отбросьте мысль о неизменном Духовном Абсолюте.

Согласно Пратту, природа Бога постоянно обогащается.

После всего сказанного может показаться, что Бог первых сфер, где предположительно окажется большинство из нас после смерти, находится слишком высоко, чтобы до Него дотянуться. И все же мы нигде не встречаем божественной сущности, восседающей на троне в окружении ангелов. У наших духовных друзей более живое и тонкое восприятие Божественного, чем у нас. Читая лучшие из их рассказов, проникаешься чувством, что Божественное, загадочное и непостижимое, очень тесно связано со своими творениями. Книга Джейн Робертс «Seth Speaks» («Говорит Сет»), переданная с помощью ченнелинга и вышедшая в свет в 1972 году, завоевала мир метафизики. Сет - дух, проживший, по его словам, долгую земную жизнь, говорит нам, что Бог по нашим меркам «не человек, и не личность. Ваши представления о личности слишком ограничены».

С другой стороны, «он - также и человек, ибо он есть часть каждого индивидуума. В необъятности своего опыта он содержит «идею-форму» себя как человека, с которой вы можете соотноситься. Он буквально стал плотью, чтобы жить среди вас, ибо он формирует вашу плоть — в том смысле, что он ответственен за энергию, которая дает жизненную силу и реальность вашему собственному многомерному «я»...или вашей душе. [Эта душа], таким образом, обладает вечной реальностью. Она подпитывается и поддерживается энергией, невообразимой жизненной силой Всего, Что Есть».

И далее он продолжает: «Эту реальность можно только пережить. Нет фактов, которые могли бы во всей полноте передать суть Всего, Что Есть».

Фредерик Майерс выражает ту же мысль в словах, будоражащих душу. Он делает поразительное заявление о том, что «Бог не есть любовь. Потому что любовь - это человеческое чувство, подобное пламени, которое то разгорается, то гаснет». И далее продолжает:

Его отцовство (или материнство) никогда не иссякает. Если бы Бог был (известной нам) любовью, то жизнь, это великое чудо, созданное им, не была бы так совершенна. Она зависела бы от перемен настроения того, что вы называете любовью. Развитие прекращалось бы, урожаи уничтожались, земли превращались в пустыни, наводнения затопляли бы полземли, а миллионы живых созданий гибли. Поэтому я говорю вам - если бы Бог был любовью в том смысле, как мы это понимаем, все история мира могла бы измениться, и скорее в худшую сторону, чем в лучшую. Бог больше, чем любовь.

Из этого следует, что любовь Божественного Источника безмерно выше того, что мы понимаем под этим словом. Мы устремляемся в небеса в попытке представить себе, что есть эта любовь. И мы не остаемся в одиночестве, мы обретаем веру.

Вера в могучий, совершенный, исполненный превосходящей наши представления любви и вечно загадочный Божественный источник - это то, на чем держатся все духовные воззрения обитателей потустороннего мира.

671 просмотр