Жизнь в мире невидимом т. 2

IX. Вопрос возраста

«Меня смущает одна вещь», - заявил Роджер.

«Только одна?» - осведомился я. Однако добродушный юноша никогда не обижался на наши подшучивания.

После посещения «церкви» и органного концерта Рут мы вернулись домой и удобно расположились в комнате на нижнем этаже, где Роджер впервые увидел духовный мир.

«И что же тебя смущает, дружище? Доложите о деле, как говорят юристы, и, возможно, мы с Рут сможем пролить свет на этот вопрос».

«Дело вот в чем: почему все выглядят такими молодыми? Я нигде не видел старых людей».

«Видел, Роджер, видел, но не в том смысле, конечно».

«Если я задаю слишком личный вопрос, монсеньор, можете не отвечать, но все же – сколько вам лет?»

«Не бойся задавать личные вопросы в том, что касается возраста. Мы здесь не отличаемся повышенной чувствительностью. Даже Рут не обидится, если ты спросишь ее об этом, а ты знаешь, что на земле женщины иногда немного чувствительны в этом вопросе. Но здесь это неважно, и никто не придает этому большого значения. Хотя это интересная тема, особенно для таких, как мы с тобой, Роджер, и для Рут, кому интересно заглянуть в суть вещей.

А теперь о моем возрасте. Когда я оказался здесь, мне было 43 года, и я здесь уже 37 лет – я знаю это точно, потому что интересуюсь тем, что происходит на земле, и в курсе того, сколько прошло времени. Теперь, если сложить, получится ответ».

«Боже мой! - воскликнул юноша. – Тогда получается, что вам восемьдесят!»

«Именно так. Молодой человек восьмидесяти лет».

«Но вы даже близко не выглядите на столько».

«Надеюсь на это. На самом деле я едва ли сильно изменился с тех пор, как оказался здесь. Несколько перемен к лучшему, а так все по-старому».

«А сколько ты бы дал мне, Роджер?» – спросила Рут.

«Будь осторожен, Роджер», - вмешался я, но юноша не решался сделать предположение.

«Если бы ты даже сказал сто, я бы нисколько не расстроилась. Но столько мне пока нет. Скажи шестьдесят два и не ошибешься».

«Но вы никак не выглядите старше двадцати пяти», - возразил Роджер.

«Именно в этом возрасте я здесь и оказалась».

«Как же тогда должен выглядеть я?»

«Чуть постарше младенца в колыбели, - улыбнулась Рут. – Нет, Роджер, по возрасту ты выглядишь так же, каким был на земле. В том, что касается здоровья, совершенно иначе, особенно если сравнивать с последними днями. Бедняга Роджер, ты был очень болен, никакого сравнения с тем, что теперь. Твоя мать увидела бы в тебе сейчас того юношу, которого она знала».

«Видишь ли, - сказал я, - в духовном мире возраст не исчисляется годами. Обычным, постоянным состоянием является то, что называют расцветом жизни. Если кто-то прибывает сюда до этого возраста, как ты и еще многие другие, даже крошечные младенцы, они постепенно продвигаются вперед к расцвету жизни и остаются такими навсегда. Если ты приходишь сюда в более преклонном возрасте, может, даже в восемьдесят или старше, то ты возвращаешься назад. Иными словами, становишься моложе».

«Идея вполне разумная».

«Верно, но здесь все идеи разумные». И мы дружно рассмеялись в нашем одобрении духовного мира.

«И все же, Роджер, кроме шуток. – Закон, который управляет всем этим, справедлив. Он справедлив во всех отношениях, и к тем, кто прожил весь назначенный ему срок на земле, и к тем, кто покинул ее в раннем детстве или в твоем возрасте, Роджер, или в возрасте Рут, да и в моем тоже.

Но я скажу тебе одну вещь – здесь очень трудно определить возраст человека, то есть сказать, сколько лет он прожил в духовном мире, плюс годы, прожитые на земле.

Чем дольше ты живешь в этом мире, тем короче кажется тебе в сравнении с этим твой земной период. Возьми, например, Сияющее Крыло. Ты не сможешь угадать, сколько лет он здесь. Если бы у тебя было немного больше опыта – а это, несомненно, придет со временем – тогда ты смог бы догадаться об этом по некоторым признакам».

«Я не представляю, сколько ему лет. Он выглядит, как молодой человек в расцвете сил. Хотя когда он говорит, или когда смотришь на него поближе, можно заметить не то, чтобы возраст, но что-то, говорящее о большом опыте, что-то вроде того».

«Трудно определить, да, Роджер? Часто, когда видишь кого-нибудь здесь, можешь отметить про себя: да, это не желторотый юнец. Но ты не увидишь ничего, что указывало бы на определенный возраст, никаких внешних признаков, таких как морщины и другие привычные для нас следы прожитых лет. Так сколько же ты все таки дашь Сияющему Крылу?»

«Не думаю, что угадаю».

«Ему более шестисот».

«Поразительно, правда?»

«Не очень. Ты помнишь Омара? Ему вообще две тысячи, не больше и не меньше. А его друг египтянин и того старше – ему около пяти тысяч лет.

В этом мире нет возраста, Роджер, ни морщин, ни седины, никаких намеков на дополнительное бремя, которое ложится на нас на земле, никаких признаков изнурения и истощения, затруднения движения, изменения высоты голоса, никакой утраты интеллектуальных способностей. Но это не второе детство. Исключи все вышеперечисленные грустные моменты, и ты получишь нас такими, как мы есть – достигшими расцвета жизни вместо того, чтобы снова возвращаться в детство».

«А сколько лет духовному миру, монсеньор, как вы думаете?»

«Хороший вопрос, дружище. Знаешь, говорят, у вечности нет начала, а вечность и бессмертие это то, где доказать ничего невозможно. Единственное, что можно сделать, это положиться на согласованное мнение по этому вопросу, и ты увидишь, что мы все здесь едины в нашем мнении, а оно состоит в том, что и этот мир, и мы сами вечны. У нас ощущение абсолютного постоянства. Если бы все это не было постоянным, то какой был бы в этом смысл? И какой был бы смысл продолжать все это?

Да, приятель, все в этом мире говорит о вечности этой чудесной жизни и о том, что всех нас ждет еще лучшая жизнь. Мы получили на это заверение от великих душ из высших сфер. И если то, что они говорят нам, не является истиной – а это абсурдное предположение – то истины нет совсем.

Но у нас есть и собственные полномочия, Роджер, это необходимо учитывать. Мы сами можем создавать. Ты еще не видел, как мы это делаем. Подожди, пока не увидишь, как возводят дом или дворец, или что-то еще большее. Мы делаем это для самих себя с помощью той энергии, которую получаем из Великого Источника. Конечно, ты можешь поспорить и спросить, а что произойдет, если этот источник не даст нам энергии. Эта идея абсурдна. Энергия передается нам с тех пор, как существует духовный мир. И здесь мы возвращаемся к тому, с чего начали.

Наступает момент, когда цифры перестают иметь значение для земного человека. Если представить себе астрономические масштабы бюджетов стран, когда деньги исчисляются миллиардами, то эти цифры ничего не говорят среднестатистическому человеку. Сомнительно, что они что-то говорят тем, кто отвечает за них. В любом случае, земные люди привыкли к бесконечным рядам цифр, поэтому, когда речь заходит о летоисчислениях, это не должно вызывать удивления.

Самое большее, что можно ответить на твой вопрос о возрасте духовного мира, Роджер, это то, что он существовал задолго до земного. Мы знаем об этом из высших источников. Итак, если Земля возникла от 3 до 5 миллиардов лет назад, как было подсчитано, это говорит тебе о чем-нибудь? Боюсь, что нет. Мне тоже».

«И мне тоже», - присоединилась Рут.

«Именно так. Единственное, что мы можем себе представить, это колоссальное количество лет. И если духовный мир существует так долго, а у нас есть заверения на этот счет, значит, в этих сферах есть люди, возраст которых исчисляется таким же колоссальным количеством лет. И кем тогда выглядим все мы, остальные? Песчинками в огромной пустыне».

«Это потрясающе, монсеньор».

«От этих бесконечных рядов цифр, миллиардов лет захватывает дух, но для меня самое потрясающее это знание, которым обладают эти личности. Ты еще не встречался и не разговаривал ни с кем из них, Роджер. Мы с Рут встречались с ними, так же как и многие другие в этой стране. Мы даже посетили самого великого из них в его сфере. Придет время, и ты тоже удостоишься такой чести, в этой самой сфере, в этом самом доме. Омар лично служит этому человеку и является его правой рукой.

Вот видишь, что ты навлек на свою юную голову, задав этот простой вопрос!»

«Я уже вижу. Глупо было спрашивать об этом».

«Нет, нет, дружище, ни в коем случае. На твой вопрос трудно ответить, но вполне естественно, что ты хочешь, насколько возможно, понять вещи, которые приходят тебе на ум.

Как ты понимаешь, здесь много того, о чем нам не рассказывают не потому, что это тайны, а потому что нам до этого еще многому нужно научиться. В действительности мы с нашим ограниченным знанием и способностью восприятия просто не поймем этого на нашей ступени развития.

Это похоже на твои школьные учебники, Роджер. Ты должен начинать с азов. Заглянув к конец книги, ты увидишь вещи, выходящие за пределы твоего понимания, и они ничего тебе не скажут. Мы здесь в таком же положении в том, что касается бесчисленных проблем и вопросов. Медленно, но упорно мы продвигаемся вперед, и мы не единственные, кто не знает ответов. В этом мире все находится на своем месте, и никому из нас отсутствие знаний не мешает развиваться дальше. Знание придет, когда настанет время, а пока нет никакого вреда в том, что мы обсуждаем такие вопросы, как, например, мы сейчас. Когда настанет время пролить на них свет, свет придет, будь уверен.

Это разумный мир, Роджер, как ты уже успел понять, хотя если верить фантастическим представлениям некоторых людей на земле, это самое бессмысленное место во вселенной. А ты хотел бы променять эту жизнь на что-нибудь подобное Вечному Воскресенью?»

«Ни за что на свете».

«И мы тоже. Но на земле есть люди, которые считают нашу жизнь вершиной духовного блаженства, фактически раем.

И еще то, что касается возраста и расцвета жизни. Некоторые из нас изменяются внешне, если оказались в духовном мире в пожилом возрасте. С другой стороны, в нас с Рут мало что изменилось, учитывая наш возраст при переходе. Ты, Роджер, безусловно, будешь двигаться вперед, к расцвету жизни, и какие-то изменения в тебе будут происходить, небольшие, но будут.

Земные обычаи и мода имеют некоторое влияние, по крайней мере, среди мужчин, потому что на земле были времена, когда для дворянства было правилом носить бороду. Ты мог заметить, что мы здесь не увлекаемся такими украшениями, хотя если ты хочешь отрастить себе патриархальную бороду до пояса или любую другую, ничто и никто не может тебе помешать. Нет закона, который бы это запрещал. Однако это потребовало бы некоторого мужества. Кое-кто из моих друзей не удержался бы от колких замечаний, если бы я себя так украсил».

«Например, я», - заметила Рут.

«А я приписал бы это обычной зависти. Видишь ли, Роджер, что происходит: твоя индивидуальность не утрачивается, но она несколько затушевывается, так сказать. Мужчина или женщина в пожилом возрасте выглядят совершенно иначе, нежели будучи молодыми, а бородатый мужчина без бороды выглядит по-другому. Эти изменения происходят очень быстро. Ты стряхиваешь с себя все физические особенности, относящиеся к земной жизни, и принимаешь вместо них духовные. После этого возраст уже не имеет значения.

Сравни Омара и его спутника. Между ними разница в три тысячи лет по земному времени. Ты можешь честно сказать, кто выглядит старше?»

«Нет, монсеньор, это невозможно».

«И то же самое можно сказать о миллионах таких, как мы».

«А что происходит с людьми, чья внешность известна всем на земле?»

«Ты имеешь в виду исторических личностей или современников?»

«И тех и других».

«В случае с историческими личностями нужно учитывать несколько факторов. Один из них в том, что на земле могло не сохраниться точных изображений, на которые можно было бы сослаться. Художники во все времена предпринимали попытки добиться сходства, используя описания конкретного человека, но большинство этих изображений неточны.

Поэтому ты можешь разговаривать здесь с людьми, даже не подозревая о том, что когда-то на земле они были знаменитыми. Их индивидуальность в том, что касается внешности, исчезла. Конечно, человек остался самим собой и стал более совершенным, какими мы все надеемся стать. Старые мастера делали все от них зависящее, и лица, написанные ими, по крайней мере, были человеческими, чего нельзя сказать о многих современных земных художниках! Но сам оригинал изменился до неузнаваемости.

А что такое, в конце концов, земная известность? Это зависит от того, на чем она основана. Сейчас на земле много тех, чья известность основана на их придуманной репутации. Но это вина не столько их самих, сколько тех безголовых людей, которые оказывают им такую большую поддержку.

Здесь есть люди, имевшие на земле очень дурную славу, но они поднялись в сферы света и очень рады тому, что их земные портреты оказались неточными, и их в этом мире никто не узнает».

314 просмотров