Жизнь в мире невидимом т. 2

VII. Город

«Похоже, никто никуда не торопится», - заметил Роджер.

«Потому что им некуда торопиться».

«О, да, конечно, я об этом не подумал».

«Именно так. А если необходимо поторопиться, то можно оказаться на месте со скоростью мысли. А если нет необходимости, то нет и спешки».

Мы добрались до окраины города и находились на возвышении, достаточном для того, чтобы представить юноше панораму «метрополии». Оттуда, где мы стояли, были видны величественные строения с окружавшими их садами и миниатюрными озерами, лучами расходившиеся от огромного здания в центре. Роджер отметил, что нигде ни видно улиц, есть только широкие дороги, поросшие травой.

Над куполом центрального здания он заметил сияющий луч света и поинтересовался, что это.

«В этом здании с куполом, Роджер, - объяснили мы, - мы собираемся по официальным случаям, чтобы поприветствовать величайших личностей из высших сфер. Это не совсем храм, хотя за неимением лучшего можно назвать его и так. Он не является официальным местом поклонения, как на земле. Мы не отправляем здесь богослужений. Когда мы собираемся здесь, чтобы встретить наших великих гостей, эти собрания никогда не бывают очень долгими. Как правило, они короткие, хотя, конечно, мы некоторое время сидим в ожидании прибытия гостей и остаемся ненадолго после их отбытия. Но какими бы непродолжительными ни были эти визиты, все вопросы решаются в течение этого короткого времени. Мы не тратим время на несущественные детали и бесполезные формальности. Яркий луч, спускающийся с купола, который ты видишь, светит постоянно».

«Он, должно быть, очень мощный, если его видно при ярком дневном свете».

«Да, без сомнения, это мощный свет, но, учитывая, откуда он исходит, это неудивительно. А исходит он, мой друг, от Великого Источника Всего Сущего. И все же, этот свет не ослепляет, правда?»

«Когда мы впервые рассказали тебе о городе, ты вряд ли ожидал увидеть такое, да, Роджер, - спросила Рут. – Хотя это, пожалуй, глупый вопрос, - добавила она, - ты не ожидал ничего особенного, как и большинство людей».

«Я сам не знаю, чего я ждал. Думаю, что чего-то похожего на земной город».

«Секрет в том, что у нас здесь все проще, чем на земле, если только образ жизни там радикально не изменится. Подумай, Роджер, о том множестве вещей, которые нам здесь не нужны. Попробуй на досуге составить список того, что тебе не нужно для жизни в духовном мире, и у тебя получится целый каталог.

Смотри, начнем с домашнего хозяйства. Возьми пищу. Нам она не нужна, а это означает исключение огромной отрасли, производящей продукты, напитки, всю посуду и утварь для приготовления и сервировки пищи.

Наша одежда дается нам благодаря действию естественного закона – так мы обходимся еще без одной индустрии. Нашу транспортную систему ты уже видел».

«Да, она блистает своим отсутствием!»

«Совершенно верно».

«А теперь подумай обо всех тех ремеслах и профессиях, которые не имеют аналогов в этом мире».

«Например, владельцы похоронных бюро», - с улыбкой предположил Роджер.

«Или политики», - добавила Рут.

«Не забудь про священников и епископов, - напомнил я. – Владельцы похоронных бюро заняты здесь более приятной работой, а политики – более полезной».

«Как видишь, Роджер, здесь нет магазинов, - обратила внимание Рут, - потому что здесь нет никакой торговли».

«А что делать, если мне что-то нужно?»

«Что, например?»

«Ну, - он подумал несколько мгновений, - мне ничего не приходит в голову», - закончил он озадаченно. Мы улыбнулись.

«Странно, правда, Роджер? Тебе, кажется, ничего не нужно. Одежда, которая сейчас на тебе, это та, в которой ты сюда прибыл. Кстати, когда ты почувствуешь, что хочешь сменить ее на настоящее духовное одеяние, ты сразу же сможешь это сделать. А по тому, как ты одет сейчас, сразу видно, что ты вновь прибывший. Если хочешь выглядеть как «житель со стажем», как мы с Рут, тебе придется расстаться со старой одеждой и надеть новую. По крайней мере, духовное одеяние это то немногое, что может здесь понадобиться ».

«Но если нет магазинов и портных, то что делать тогда?»

«Ничего, или, по крайней мере, совсем немного. Ты хочешь сбросить свою старую одежду, Роджер?»

«Да, с удовольствием».

«Тогда давай, дружище».

«Да, но как?»

«Боюсь, мы не сможем объяснить тебе, как это происходит. Посмотри на себя, Роджер. Ты смотришь перед собой. Посмотри на себя поближе».

Юноша последовал совету и с удивлением обнаружил, что его земные одежды уступили место яркому духовному одеяния, широкому и свободному, гармонирующему с окружающей обстановкой. С Рут и со мной произошло то же самое, и Роджер впервые увидел нас в духовных одеждах.

«Теперь ты видишь, Роджер, какими бы мы могли появиться у тебя в спальне, если бы не сменили одежду на земную. Это могло бы тебя напугать».

«Не сомневаюсь», - ответил он. Он приподнял складку своего платья, рассмотрел ее поближе и заметил, что это не похоже на создание рук человеческих.

«Да, Роджер, человеческие руки не создавали этой одежды, но Рут и я скажем честно, что не знаем, в результате какого естественного процесса она возникает. Здесь много того, чего мы не знаем, поэтому мы просто принимаем все, как есть. Когда ты был на земле, разве ты анализировал все, с чем сталкивался в повседневной обстановке, и пытался понять, как оно возникло, все те сотни причин, почему оно существует? Уверен, что нет, и так же мы с Рут. И для чего нам здесь проводить детальное исследование причин существования вещей, которые составляют часть нашей жизни?

Ты видишь это большое здание справа от нас? Его называют домом тканей. Ты можешь увидеть там тысячи самых прекрасных материалов, часть которых представляет собой дубликаты тканей, созданных в разных концах земного шара в течение столетий. Другие являются специфическими только для духовного мира, как по дизайну, так и по структуре.

Ты видел гобелены, висящие на стенах в нашем доме. Их соткала Рут здесь, в доме тканей. Когда нам его впервые показали, и Рут увидела сотни счастливых людей, ткавших гобелены, она сразу же заразилась этой идеей. С тех пор она стала мастером этого искусства, как ты видел у нас дома».

«Это мелочь, - отмахнулась Рут. - Ты тоже можешь этому научиться, если у тебя есть к этому склонность. Это одна из задач этого мира – научить тебя делать всевозможные вещи профессионально».

«Дом тканей не может обеспечить тебя духовной одеждой, Роджер», - заметил я.

«Вокруг столько знаний, что я чувствую себя ужасным невеждой».

«Не надо так, дружище. В конце концов, можно испытывать те же самые чувства перед дюжиной томов энциклопедии, если уж говорить об этом. Мы не рождаемся с огромным запасом знаний, которые всегда у нас под рукой. Когда мы с Рут увидели все эти чудеса, мы чувствовали то же самое, как и любой другой на нашем месте. Мы все в одной лодке, Роджер, и все мы невежды»

«Должен сказать, что люди, похоже, не очень-то расстраиваются по этому поводу».

«Эти дома учения посвящены тому, что на земле называется искусством, - объяснил я, - то есть, живопись, музыка, литература и тому подобное. Им уделяется здесь большое внимание. Конечно, есть и другие. На земле искусство рассматривается скорее как дополнение к жизни, нежели как необходимость. Без него можно обойтись, хотя в этом случае земля стала бы еще более скучной, чем сейчас. Здесь искусство жизненно необходимо, и ему уделяется большое внимание. Отсутствие тех отраслей, которые мы тебе уже перечислили, дает больше свободы развитию других, и эти занятия более приятны.

И еще, Роджер, ты не найдешь здесь музыкальных извращений и различных уродств, замаскированных под произведения искусства. Они никогда сюда не допускались и не будут допущены. Здесь нет обмана, Роджер. «Оставь притворство, всяк, сюда входящий».

«А что нужно сделать, чтобы тебя приняли на обучение в один из таких домов, монсеньор?»

«Просто войти в дверь. Тебя тепло примут и направят по пути знаний в том, что тебя интересует. Именно так Рут училась ткать гобелены. Она спросила, может ли она присоединиться к другим, чтобы обучиться этому искусству, и ее сразу приняли без всяких формальностей».

«Я в жизни не была так счастлива, - вставила Рут. - Милые люди, терпеливые и доброжелательные, особенно, когда ты такой неловкий, как я, когда только начала. А монсеньор проводил очень много времени среди книг в главной библиотеке. Это ужасное место для тех, кто этим интересуется. Там миллионы книг на все возможные темы. Ты когда-нибудь пытался найти что-нибудь в энциклопедии, Роджер, особенно в хорошо иллюстрированной?»

«Да, это совершенно безнадежное дело, постоянно отвлекаешься на всякие пустяки».

«Тогда ты можешь представить себе эту библиотеку. Если бы монсеньор был объявлен пропавшим без вести, это было бы первым местом, куда отправилась бы поисковая бригада».

«Давайте подойдем поближе и осмотрим некоторые из этих домов», - предложил я.

«А нам разрешат войти просто так?»

«Именно просто так, Роджер. Никаких разрешений не требуется, часов работы тоже нет - они открыты целый день, что в общем-то несложно, потому что ночи у нас нет».

«Значит, одни и те же люди работают целый день?»

«Господи, конечно же нет. Это означало бы вечную работу вместо «вечного покоя». Действительно, можно сказать, что работа здесь продолжается бесконечно, но это не значит, что одни и те же люди заняты ей без всякого отдыха. У нас нет деления на ночь и день, но работа распределяется между персоналом таким образом, чтобы люди могли отвлечься и отдохнуть, и все этим очень довольны».

Роджер заметил, что здания здесь не очень высокие, если измерять обычными земными критериями.

«Да, два этажа средней высоты – этого здесь вполне достаточно. Потому что проблемы с дефицитом земли здесь нет. Здесь нет необходимости строить вверх, у нас достаточно места, и результат, признайся, отличный».

Роджер был в полном восторге от всего окружающего: широких дорог, поросших великолепной травой, множества клумб, деревьев и прудов с кристально-чистой водой, которые создавали изысканный фон для множества прекрасных зданий, составлявших городской ландшафт.

«Тебе не кажется странным, Роджер, что вся эта неописуемая красота вызывает насмешку у многих земных невежд? Разве земной мир не выглядит бледным убожеством в сравнении со всем этим великолепием? И все же земные люди, по крайней мере, многие из них, считают свой мир эталоном, по которому они судят и оценивают все остальное. Задымленные, грязные земные города считаются мерилом, а к этому чудесному месту относятся с презрением, если не с насмешкой».

Мы с Рут разъяснили Роджеру, каким целям были посвящены различные дома и, он, наконец, выразил желание осмотреть дом техники, где также проводились исследования в области химии. Мы вошли, и нас приветствовал человек, отвечавший за всю разнообразную деятельность, которая здесь постоянно происходила.

«Это вы, монсеньор, - воскликнул он, - и вы, Рут! Очень рад! Давненько мы вас не видели. Чем могу служить?»

Я объяснил ему, зачем мы здесь, и представил ему Роджера.

«Вы пришли по адресу, друзья мои». Мы улыбнулись этому шутливому выражению, потому что это стало уже традицией, что руководители всех этих домов в данной ситуации говорят совершенно одно и то же, и это их вполне законная гордость.

Их всех домов учения дом техники и химии, пожалуй, теснее всего связан с землей, потому что именно отсюда происходят многие земные открытия в этих областях. Множество новых веществ было изобретено в духовном мире и передано на землю, чтобы послужить на общее благо. Проходя от помещения к помещению, мы видели, как химики и их ассистенты экспериментируют с различными субстанциями, которые в комбинациях образуют совершенно новое вещество, в точности отвечающее цели, для которой оно создано. Нам показали, как путем синтеза создаются точные копии земных материалов, потому что бесполезно изобретать новое вещество чисто духовной природы, которое неприменимо для земных целей. Ученые на земле должны использовать земные материалы, поэтому в духовном мире работают с их точными копиями.

Часто бывает так, рассказал нам наш гид, что земному ученому достаточно бывает одного намека, чтобы направить его по пути десятков других открытий. Все, чем заняты ученые здесь, это первоначальное открытие, а за ним в большинстве случаев следуют остальные.

Здесь создавались новые субстанции, которые будут использоваться в качестве стройматериалов для жилых домов и больших зданий, а так же для многих других типов строительных конструкций, производились новые составы, которые, в конце концов, превратятся в различные ткани, легкие и более плотные, например, для одежды или для обивки мебели.

В техническом отделе старые известные принципы использовались в новых направлениях, а результатом были более совершенные, надежные и комфортабельные средства передвижения.

Мы увидели множество различных изобретений – от простых домашних приборов до больших машин, используемых в производственных процессах.

Жизнь на земле стала слишком сложной, и люди проводят много времени в чисто материальных заботах, забывая о духовном. Поэтому жизнь должна становиться проще и приятнее. Духовный мир может многое передать на землю, чтобы достичь этой цели, но земной мир должен сначала навести у себя порядок. Самое главное это окончательно забыть о войнах и перестать обращать во зло то, что дается для мирных целей. Из двух путей один ведет к катастрофе, другой к счастью. Выбор – за человеком.

311 просмотров