Жизнь в мире невидимом т. 2

VI. Передвижение в духовном мире

Мы неторопливо прогуливались, когда Роджер вдруг повернулся ко мне. «Здесь можно передвигаться только пешком? - спросил он. Я не вижу проезжих дорог, а эта равнина, кажется, тянется на мили».

«Да, на мили, - ответил я, - на тысячи миль. Ты имел в виду, Роджер, есть ли здесь транспорт, и если есть, то какой? Ответ в том, что наше средство передвижения находится в каждом из нас, и оно самое эффективное и быстрое во вселенной. Оно дополняет возможность перемещения пешком. До сих пор мы полагались на собственные ноги, но настало время показать тебе, на что мы действительно способны.

Передвижение происходит с помощью мысли, и это совершенно просто после того, как тебя научат. Потом это становится твоей второй натурой. Возможно, это звучит противоречиво, но перемещение с помощью мысли не требует мысленных усилий, если ты привык к этому. Ты помнишь, как ты учился ходить, Роджер?»

«Нет, пожалуй, нет».

«Я думаю, мало кто помнит об этом. Но однажды наступил момент, когда ты мог держаться прямо и не падать. С того времени ты прошел много земных миль и уже некоторое расстояние здесь. Ты когда-нибудь над этим задумывался?

Предположим, ты сидишь на стуле и хочешь встать и пройти по комнате. Ты просто встаешь и идешь, не задумываясь над тем, что должен контролировать мышцы, позволяющие твоим ногам двигаться. Ты делаешь это, не задумываясь, хотя какая-то мысль все же где-то есть, иначе ты остался бы на месте. На что направлена твоя мысль? На то, что ты должен идти или встать, или пройтись по комнате, неважно. Главное, у тебя есть желание пройти по комнате. А другой конец этой комнаты – твоя цель. Это единственное, что нужно учитывать здесь, используя мысленный процесс для перемещения в пространстве.

Вначале тебе придется предпринять сознательное усилие – подумать об этом. Однако немного практики, и ты обнаружишь, что ты оказываешься в нужном месте, не успев об этом подумать. Звучит, как фантастика, тебе не кажется?»

«Немного да».

«Это то, над чем земные люди любят посмеяться. Отличная шутка, вызывает взрывы хохота. Пусть же эти люди возьмут Библию и изучат ею повнимательней, и тогда они увидят, что их шутки подтверждают то, о чем они в ней прочитают.

Многое в нашем образе жизни это предмет постоянных насмешек инкарнированных, Роджер. Принимая землю за образец всего, в том числе и жизни, они не могут представить себе ничего лучшего или хотя бы отличного от нее. Конечно, они считают небеса идеальным местом, но что подразумевается под идеалом, они не знают и не могут себе представить. Я совершенно серьезно попросил бы этих людей не относиться с таким пренебрежением к духовному миру и нашему образу жизни до тех пор, пока они не готовы предложить что-то лучшее. Если есть какая-то деталь, фактор или закон, вызывающие у них возражения,

пусть предложат лучшее, более разумное, и все мы здесь, в духовном мире, с удовольствием послушаем и позаботимся о том, чтобы эти предложения дошли по адресу.

Конечно, нам не стоит чересчур волноваться за этих людей. Если им здесь что-то не нравится, то когда они окажутся здесь, у них будет право удалиться, уйти в другое место и оставить нас наслаждаться нашей жизнью, а они могут отправиться куда-нибудь, где создадут свой собственный унылый вакуум и будут жить в нем».

В глазах моих друзей появился такой озорной огонек, что я рассмеялся.

«Знаешь, Роджер, - сказала Рут, - монсеньор очень силен в таких вещах. Он завоевывал внимание общественности, будучи пастором, и здесь делает то же самое, только совершенно по-другому. Он знает, как трудно добиться того, чтобы люди отказались от старых и ложных взглядов и обратились к истине, и это очень его волнует. Возможно, это расплата, если можно так выразиться, за контакты с землей. У меня контакт не такой тесный. Я посещаю земной мир время от времени вместе с монсеньором, только чтобы посмотреть, что там происходит и передать привет друзьям.

Мысли очень реальны, Роджер, - продолжала она, - они могут достигнуть нас с земли так же легко и верно, как наши мысли здесь достигают друг друга. А наши могут дойти до земных людей, хотя они не отдают себе в этом отчет».

«Возможно, это объясняет мои ощущения. Я не знаю, как это описать, но меня словно что-то тянет, если вы понимаете, о чем я, какое-то побуждение пойти – сам не знаю, куда. Ох, это все так неопределенно. Я как-то странно себя чувствую. Я не болен, но мне беспокойно».

«Бедняга Роджер, - произнесла Рут, - я думаю, мы можем без труда поставить тебе диагноз. Причина в твоих друзьях или родных, а, может, и тех и других вместе, посылающих тебе грустные мысли. Это естественно, что они печалятся о тебе, но их печаль неглубока, иначе ты почувствовал бы ее гораздо острее, и это было бы мучительно. Я сомневаюсь, что это чувство будет становиться сильнее, но если такое все же произойдет, скажи нам, Роджер, и мы поможем тебе рассеять его. Ты сам лично ни о чем не сожалеешь?»

«Нет, Рут, спасибо».

«Хорошо, это упрощает дело».

«Мне кажется, мы немного ушли в сторону от вопроса Роджера. Ты помнишь, Рут, сразу по прибытии сюда мы обсуждали причудливые представления об ангелоподобных существах с крыльями? Странная мысль, не правда ли, Роджер? Единственное объяснение, которое приходит в голову, это то, что раньше люди, особенно художники, задавались вопросом, как передвигаются эти ангелоподобные существа. Перемещение с помощью ног казалось слишком земным. Но если исключить ноги, то что остается? Ничего, насколько я понимаю. И вот тут-то художникам и пришла в голову мысль.

Ангелы должны как-то передвигаться, они не могут быть вечно прикованы к одному месту. Это, пожалуй, и навело какого-то гения на мысль об огромных крыльях у обитателей духовного мира. Я думаю, у Сатаны они тоже были, потому что ему необходимо быть очень мобильным, чтобы быстро и легко находить и губить души, как говорится в одной славной молитве.

Ты можешь представить себе что-либо более громоздкое и неуклюжее, чем пара огромных крыльев, закрепленных у тебя где-то в области лопаток? Я не могу».

«Я могу себе представить, что стая ангелов, пролетая, поднимает ужасный ветер».

«Роджер, я боюсь, ты в высшей степени непочтителен, называя большую группу ангелов стаей».

«А как тогда это назвать?»

«Я не знаю. Трудно подобрать слова для того, что не существует, разве что, может быть, в поэтическом смысле. Но ты прав в том, что большая компания ангелов – это звучит лучше, чем стая – создает помехи в атмосфере. Об этом художники не подумали. Удивительно, как эта идея укоренилась и сохранилась до наших дней. Обычный способ изображения существа из этого мира – а нас все еще не считают людьми, а только полулюдьми – с двумя большими крыльями. Даже в символическом смысле это неудачная идея. В качестве индивидуального средства передвижения крылья бесполезны, а мы сами с точки зрения анатомии выглядели бы уродами. Мы явно не созданы для того, чтобы иметь такой аппарат, несмотря на то, что в духовном мире много чудес.

Ангелы со своими фантастическими крыльями это одно из самых вопиюще неправильных представлений об истинном положении вещей в духовном мире. И неудивительно, что, в конце концов, после всех этих фальсификаций на нас на земле смотрят как на полулюдей. Чем выше мы поднимаемся в духовном развитии, тем более мрачными и тем менее похожими на людей мы им представляемся. Кто-нибудь из вас видел, особенно на кладбище, изображение ангела или его скульптуру с улыбкой на лице? Улыбка кажется недостаточно божественной. Ну, разве это не ужасно? Скажи, Роджер, а ты рад, что здесь все так, как есть, а не так, как думают некоторые люди?»

«Очень», - согласился юноша.

«Тогда аминь!» – воскликнула Рут.

«В противном случае нам бы пришлось расширить дверные проемы, чтобы в них проходили наши крылья. В данном случае, Роджер, истина лучше вымысла, и она в том, что самый лучший и быстрый способ перемещения в этом мире это мысленный процесс. А теперь я предлагаю тебе попробовать».

«Что мне нужно делать?»

«Просто немного подумать. Тебе не следует волноваться. Всем рано или поздно приходится пробовать. Мы с Рут были очень довольны результатом, когда нам это удалось в первый раз. И с тобой будет то же самое».

Мы сидели на траве, и я предложил Роджеру пожелать оказаться под деревом в четверти мили от нас.

«Тебе не нужно прилагать слишком больших усилий, старина. Просто подумай о том, что хочешь оказаться вон под тем деревом или где-нибудь еще. Я предлагаю дерево, потому что оно недалеко, и ты нас оттуда легко увидишь. Благополучное отправление - считай, половина пути. Мы с Рут отправим вмести с тобой свои мысли. А теперь, давай».

Конечно же, он сразу исчез из виду, как мы и ожидали, и мы увидели его вдалеке под деревом, откуда он помахал нам рукой. Мы помахали ему в ответ и через мгновение присоединились к нему.

«Ну, как, понравилось, Роджер?», - спросила Рут.

Юноша улыбнулся: «Нет ничего приятнее – cекунду назад я был там, и вот уже здесь. Это чудесно. Какое удивительное ощущение свободы! Хотел бы я попробовать такое на земле. Боже мой, мою мать это напугало бы до смерти»

«На земле это и возможно и невозможно. Там это коренным образом изменило бы жизнь. Здесь это часть жизни, так было и так будет всегда».

«Мне тут пришла в голову одна вещь, - сказал Роджер. - Я могу заблудиться? Я имею в виду, если я вдруг потеряю контакт с вами или Рут, что будет?»

«Ты имеешь в виду, - ответил я, - что мы с Рут отведем тебя в какое-нибудь место, а затем исчезнем, предоставив тебя самому себе?»

«Да, именно это».

«Вот тогда ты сам и решишь эту проблему. Однако не волнуйся. Мы не собираемся бросать тебя на произвол судьбы.

А теперь о том, что может произойти. Предположим, ты не сможешь вызвать в мыслях воспоминание о нашем доме – а это связующее звено между всеми нами. Если дело действительно дойдет до этого, тебе нужно будет сосредоточить свои мысли на Рут или на мне, и ты сразу увидишь и почувствуешь ответ, и тогда, где бы мы ни были, ты можешь оказаться рядом с нами. Я говорю «можешь», потому что это не значит, что окажешься, потому что мы можем помешать этому или отправить кого-нибудь, чтобы он не позволил тебе сделать этого. Видишь ли, дружище, мы с Рут проникаем в некоторые неприятные уголки духовного мира, о которых мы тебе еще не рассказывали, и тебе там делать нечего.

Где бы мы с Рут ни находились, мы все время будем поддерживать с тобой мысленный контакт. Конечно, ты не забыл наш дом, его расположение и окружение, поэтому проблемы не возникнет. Но все же, если ты забудешь, то есть еще дом Сияющего Крыла и его очаровательной семьи. Ты наверняка сможешь вспомнить все, что ты там видел, это будет твое убежище на случай провала в памяти, и он о тебе позаботится.

Нужно учесть еще одну вещь, о которой мы отдельно не упоминали. Это то, что провалы в памяти здесь невозможны. Это полностью и окончательно решает твои проблемы. Ты ведь не забыл наш дом и все, что к нему относится?»

«Нет, конечно, я все себе очень ясно представляю».

«Совершенно верно, и так все и останется. Ты ничего не сможешь забыть, потому что твоя память никогда тебе не изменит. Я знаю, что сразу начинаешь воображать себе какие-то проблемы и затруднения, но они не имеют под собой основания. Например, заблудиться здесь невозможно, забыть что-то тоже невозможно.

Когда ты говорил о транспорте, Роджер, ты, несомненно, подразумевал обычные земные средства передвижения – поезда, автобусы, автомобили и т. д. Как видишь, для передвижения в этой сфере они нам не нужны».

«Понятно, но если, например, вы хотите переехать, то как вы перевезете все имущество?»

«Что же, с этим не возникнет затруднений. Мы здесь, конечно, не богатыри, Роджер, но у нас есть сила, и мы используем ее, когда это необходимо. Например, мы можем без всякого труда передвинуть всю мебель в доме, и не почувствуем себя хуже после этого. У нас не будет мозолей на ладонях и надорванных спин. Мы можем десять раз можем переместить все, что находится в нашем доме, пока земные люди будут только думать, как сделать это – и все это без всякой суеты и ничего не поломав при этом.

Мы переезжаем, когда чувствуем, что должны жить в другой части этой сферы. Мы не привязаны к одному месту и не обязаны соблюдать формальности. Выбрав место для проживания, мы обычно остаемся там до того момента, когда окончательно покинем эту сферу. Оно нам не надоедает, и мы не устаем от своего окружения, потому что вокруг происходят постоянные перемены – малые и большие перестройки или улучшения нашего жилья. Например, наш дом, каким ты его видишь, не совсем такой, каким он был в момент моего прибытия. Учитывая нашу работу, мы подумали, что его следует расширить для нашего удобства, и мы пристроили к нему крыло, которое мы тебе показывали, довольно большое, с гобеленами на стенах, длинным столом и стульями вокруг. Это было одно изменение.

Сад тоже претерпел всевозможные реконструкции. Само по себе это очень приятное занятие и выполняется оно настоящими мастерами в области садоводства и садового дизайна. Как видишь, перенос имущества не представляет собой никакой проблемы. Нам не нужны большие грузовики и фургоны. Усилий одного человека достаточно, чтобы передвинуть самый громоздкий предмет мебели, потому что все в этом мире одухотворено жизнью. Здесь нет, как я уже сказал, инертного вещества. Мы можем передвинуть все, что есть в нашем доме или каком-либо другом, без малейшего труда.

А теперь, Роджер, ты не хочешь пойти и посмотреть город? До сих пор ты видел его только через окно дома. Пойдем пешком или воспользуемся другим способом?»

315 просмотров