Жизнь в мире невидимом т. 2

XV. Правитель сферы

«Меня удивляет, - заметил Роджер, - что нигде не заметно никакого правительства».

«Это жалоба или комплимент?»

«Точно не жалоба».

«Тогда сочтем это за комплимент. Да, Роджер, куда ни глянь, нигде не увидишь никаких форм правительства. И, тем не менее, оно есть. Полагаю, ты имел в виду законодательную власть, постановления парламента и органов местной власти, указы и другие ужасы упорядоченной жизни на земле?

А теперь я задам тебе вопрос, Роджер. Ты видел где-нибудь доски для объявлений, указания, что тебе нельзя делать то-то и то-то, информацию о часах работы или старые знакомые предупреждения типа «Вход воспрещен» или «По траве не ходить»?

«Нигде ни одного».

«И не увидишь, потому что их нет. Необычно, правда?»

«Из чего можно сделать вывод, - добавила Рут, - что мы прекрасно себя ведем».

«Дело в том, что нами управляют естественные законы, самые совершенные во всей вселенной, в миллионы раз лучше, чем все, что когда-либо придумал человек. Их не надо проводить в жизнь, они сами вступают в силу.

Действие естественных законов на земле не так легко распознать. Мало кто может увидеть их в процессе передачи мыслей. Мы это можем, и мы видим результат. Очевидно, что многие из этих законов на земле не действуют. Если бы ты попытался переместить свое физическое тело в пространстве с помощью мысли, как ты делаешь это сейчас, Роджер, то ты не сдвинулся бы с места. И все же естественные законы это не единственное средство управления жизнью в этом мире. У нас есть и правители».

«Я думал скорее о них, когда задавал вам вопрос».

«В каждой сфере есть свой правитель. Это не совсем правильное выражение, и все же мы называем их так».

«Так значит, он не правит?»

«Именно так. Не правит. Он руководит, а это совсем другое дело. Я сейчас говорю о сферах света. И ты сам видишь, насколько проще и приятнее становится от этого наша жизнь. Правительство невозможно свергнуть, чтобы привести к власти еще более некомпетентное и неэффективное. Нет политических фанатиков с безумными идеями, и. самое главное, нет людей, занимающих посты, которым они совершенно не соответствуют. Если бы люди на земле пожелали решить некоторые из своих наболевших проблем, духовный мир мог бы дать им парочку советов, как это сделать».

«Монсеньор подходит к теме, для которой он пожелал бы снова получить одну из своих церковных кафедр», - заметила Рут.

«Это действительно так, дорогая. Но если даже предположить на одно мгновение, что это возможно, то кто прислушается к тому, что я буду говорить? Люди не обратят внимания ни на одно слово самых мудрых голов из духовного мира, не говоря уже обо мне.

Некоторые из нас, как ты знаешь, находятся в тесном контакте с землей и всем, что там происходит, Роджер, и видят, в какую сторону их несет. Ты можешь себе представить, как великие личности из высших сфер оценивают ситуацию?

Посмотри, как церкви тратят свое время и энергию на полнейшие банальности. Это ужасно и достойно сожаления. Ты еще мало видел в этом мире, Роджер, и знаком лишь с несколькими людьми. Ты совсем недавно покинул землю и, конечно, видишь, что духовный мир во многих отношениях правильнее и справедливее земного. Тебе это порядок не кажется более простым?»

«Вы правы, монсеньор. Здесь все кажется намного проще».

«Как ты думаешь, с тех пор, как я покинул землю, на ней много что изменилось?»

«Не могу сказать по собственному опыту, монсеньор, - улыбнулся Роджер, - потому что вы были там до того, как я появился на свет. Но люди говорят, что стандарты во многом снизились».

«Они не могли уйти далеко, если единственное, на что они оказались способны, это две мировые войны, а сейчас уже говорят о третьей. А как насчет религий?»

«Они все еще не могут договориться между собой».

«Совершенно верно. Вернемся к твоим словам о правительстве. Я говорил тебе о правителях, которые руководят сферами. Многие из них живут здесь уже тысячелетия. Чтобы стать одним из них, необходимо обладать высочайшими качествами – знанием людей, состраданием, пониманием и благоразумием, терпением, добротой и духовностью. И это еще не все. Правитель обладает огромным знанием, по крайней мере, так может показаться земному человеку, но ты знаешь, Роджер, на что способна здесь память. Можно с уверенность сказать, что правитель сферы прекрасно знает своих людей, и именно это так отличает его от остальных. Обычно он происходит из сферы высшей, чем та, которой он руководит.

Кроме того, есть самый великий из всех правителей, и он руководит всеми сферами духовного мира».

Наша беседа проходила в задней комнате дома, когда мы вдруг услышали знакомый голос: «Можно войти?»

«Это Омар!» – воскликнула Рут. Мы вскочили и бросились к двери.

Это действительно был Омар вместе со своим постоянным спутником египтянином.

«Какой сюрприз, Омар! Ты по делу или просто ради удовольствия, или и то и другое?»

«О, конечно, ради удовольствия, - ответил Омар, - дела только старят человека, поэтому я стараюсь их избегать и остаюсь молодым. Как Роджер?»

Роджер был вполне в состоянии ответить сам за себя: «Отлично».

«Это видно по тебе, сын мой. Это главное. Лекарство помогло, и больной полностью поправился. А теперь о том, зачем я здесь. У меня для вас сообщение о том, что мой господин собирается вскоре посетить эту сферу, и он был бы рад заглянуть к вам ненадолго. Вот и все мое поручение – коротко и ясно. Думаю, могу угадать ваш ответ».

«Тут и угадывать нечего, Омар. Это, я полагаю, частный визит в нашу сферу?»

«Да, по крайней мере, настолько, насколько это возможно, а это нелегко, как вы понимаете».

«Великолепная новость, Омар. Не стоит говорить, как мы благодарны, особенно за нашего юного друга».

Мы обменялись еще парой шуток, и Омар со своим спутником ушли.

«Роджер, - сказал я, - я даже не ожидал, что это произойдет так скоро, хотя, по правде говоря, никогда не знаешь наперед».

«А кто этот человек?» - поинтересовался юноша.

«Ты помнишь, однажды ты спросил нас о возрасте духовного мира, и мы ответили тебе, что есть, по крайней мере, одна сущность, которая была до того, как появилась Земля? Конечно же, помнишь. Именно он и собирается нас посетить, и, кстати, именно он является правителем всех сфер духовного мира, о чем мы только что говорили.

Знаешь, Роджер, люди на земле думают, что высшие сущности никогда не покидают своих сфер, потому что им было бы неприятно оставлять ту возвышенную обстановку, в которой они живут. Это совершенно не так. Эти удивительные личности могут посещать различные сферы, и делают это. Может случиться, что ты разговариваешь с кем-то из них и совершенно этого не осознаешь».

«Но эта сущность, наверное, не…»

«Я знаю, что ты хочешь сказать, мальчик мой. Нет, это не Отец Вселенной, хотя из того немного, что мы рассказали тебе, напрашивается именно такой вывод.

Все, кто живет в сферах света, знают его в лицо. Трудно сказать, сколько тысяч людей, включая самого Омара, называют его своим «возлюбленным господином».

Он выполняет ту же функцию, которую каждый отдельный правитель выполняет в своей сфере, объединяя все сферы духовного мира в одну огромную Вселенную, которой правит наш Отец. Ты даже отдаленно не представляешь себе его могущества, Роджер, и при всем этом он самая великодушная сущность, которую только можно вообразить.

Ты сам очень скоро сможешь оценить его огромное знание, духовность и мудрость. Цвета, символизирующие эти три качества - голубой, белый и золотой - отражены в его одеянии. Одежда Омара тех же цветов, но тот, о ком я говорю, еще более велик».

«Меня это все, мягко говоря, немного пугает, монсеньор. На земле я привык находиться на заднем плане, и, похоже, сейчас разумнее поступить так же. Иными словами, исчезнуть, пока не появился ваш посетитель».

«Нет, нет, Роджер, ты должен остаться».

«Но вдруг я вам помешаю?».

«Ах, Роджер, дорогой, - вмешалась Рут, - ты останешься с нами, послушай нашего совета».

Мы углубились в обсуждение этого вопроса, когда вдруг заметили двух наших старых друзей, которые шли по траве нам навстречу. Это был не кто иной, как Франц-Йозеф и Петр Ильич. Мы обменялись сердечными приветствиями, и мы сообщили им о визите Омара и его цели.

«Полагаю, вы останетесь?» - предположил я.

«Думаю, дружище, - ответил Франц, - тебе трудно будет от нас избавиться».

«Роджер немного волнуется».

«Не стоит так переживать, - заметил Петр. - И все же я тебя понимаю. Я скажу тебе, что делать, Роджер. Подожди, пока он не придет, и если все же почувствуешь страх, ты знаешь, как можно быстро исчезнуть. Но это не понадобится. Как только ты увидишь нашего посетителя, тебе захочется остаться. Мы с Францем чувствовали себя точно так же, когда впервые увидели его. После этого мы еще много раз встречались и разговаривали с ним. Мы ему очень благодарны, потому что именно из его высшей сферы искусство получает вдохновение, которое доходит даже до земли. Многие из нас с тех пор, как перешли сюда, осознали это и благодарны за то, что получили, будучи на земле. Ты согласен, Франц?»

«Действительно. Мы еще не понимали тогда, откуда приходят наши идеи».

Тем временем Рут поставила в гостиной красивое кресло для нашего гостя – она всегда настаивала на том, чтобы это задание в таких случаях поручалось именно ей.

Собравшись у дома, мы вдруг почувствовали, что свет вокруг начинает становиться ярче – это был несомненный признак того, что наш посетитель уже близко. Поэтому мы пошли по окаймленной клумбами дорожке, которая вела от дома к месту, где мы ожидали встретить нашего гостя. Еще несколько мгновений, и мы его увидели. По обе стороны от него шагали Омар и египтянин, державший в руках большой букет великолепных белых роз, который, как мы позже обнаружили, был составлен из нескольких маленьких букетов. Омар заговорил первым.

«Ну, что, друзья мои, вот мы и встретились снова. И Франц с Петром тоже здесь. Отлично».

Наш посетитель поздоровался с каждым из нас за руку и тепло поприветствовал нас. Франц и Петр взяли Роджера за руки, чтобы придать ему уверенности, и это зрелище весьма позабавило нашего гостя, потому что это выглядело так, словно наши друзья крепко держат юношу.

«Это еще что такое, дети мои? – засмеялся он. - Вы держите парня, чтобы он не сбежал?»

Рут объяснила, что у Роджера еще мало опыта, и он немного волнуется.

«Роджер, дитя мое, ну, что здесь такого страшного? Ты меня боишься? Дай мне руку – вот так. А теперь отбрось все свои страхи, чтобы они больше не возвращались. Звучит, как заклинание, не правда ли?»

К Роджеру вернулась уверенность, и он снова стал самим собой.

«Я думаю, Франц и Петр, теперь вы можете освободить своего пленника».

Друзья были немного сконфужены, потому что никто из них, в том числе и сам Роджер, даже не заметили, что они все еще держались за руки. Остальных очень позабавил этот маленький эпизод, незначительный сам по себе, но исполненный доброты и человечности и показывающий ясно, как белый день, что даже сущности из высших сфер духовного мира не какие-то немыслимые, суровые и неприступные, лишенные улыбки и чувства юмора существа, но что они, напротив, являются воплощением всего, что есть самого доброго и человечного.

Роджер ни на минуту не сводил глаз с нашего именитого гостя, на котором было обычное для таких визитов одеяние – тонкое, как паутина, платье, окаймленное золотой лентой, поверх которого был надет роскошный блестящий голубой плащ, застегнутый большой розовой жемчужиной. Его волосы были золотого цвета, который в высшей сфере, где он жил, превращался в золотое сияние.

Казалось, Роджера больше всего притягивало лицо нашего гостя, потому что несмотря на то, что мы рассказали о его возрасте, измеряемом миллионами лет в земном исчислении, Роджер не замечал ни малейших следов, оставленных временем. И все же он знал, что за этим человеком стоит вечность, хотя внешне он был олицетворением юности.

Наконец мы вошли в дом. Наш гость устроился в специально для него приготовленном кресле, а мы уселись полукругом вокруг него.

Наш посетитель обращался к каждому из нас по очереди, и здесь позвольте мне заверить вас, что наш разговор проходил в весьма рациональном ключе. Мы не были похожи на группу школьников, вверенных внушающему благоговейный трепет надзирателю. Мы могли свободно говорить, соблюдая обычный хороший тон, и самое главное, у нас было множество поводов посмеяться, и мы смеялись. Там, где был Омар, ни один разговор не обходился без юмора, а Франц с Петром умело ему помогали и поддерживали. Роджер восхищался их кажущейся смелостью, но вскоре понял, что также может свободно высказывать свои мысли, если пожелает.

Наш гость поблагодарил обоих композиторов и их коллег за их труд и заверил, что и дальше будет поддерживать и вдохновлять их. Было интересно послушать – а для Роджера это стало еще одним открытием из множества – как они втроем оживленно обсуждают вопросы музыкальной техники. Наконец наш гость заговорил с Роджером о его будущем и поразил юношу знанием его личной жизни и интересом к ней.

«Я получил из нескольких источников информацию – мне сказал Омар, а Омару, в свою очередь, монсеньор – что ты проявляешь интерес к созданию цветов».

Роджер рассказал о нашем посещении садовника, который радушно пригласил его присоединиться к своим ученикам, когда он пожелает.

«Прекрасно, сын мой. Как видишь, здесь много полезной работы, которая будет приносить тебе радость и способствовать твоему прогрессу и продвижению по сферам духовного мира. Еще ты увидишь, как мы выполняем различные задачи для общего блага, не думая о личном вознаграждении. Но награда, тем не менее, будет, и щедрая награда, как ты сам убедишься.

Работа ждет тебя, как только ты почувствуешь желание ею заниматься, но это не значит, что ты должен ради этого сокращать свое путешествие по этому миру. Никто здесь не собирается – если бы он даже имел на это право – устанавливать для тебя определенные сроки. Но наступит время, когда твой разум начнет ощущать потребность в активном действии больше, чем в пассивном созерцании.

У тебя никогда не будет недостатка в мудрых и готовых тебе помочь людях. Даже за это короткое время ты успел собрать вокруг себя друзей, с которыми тебя ничто не разлучит, потому что в этом мире разлук не бывает. Мы всегда здесь так же, как и ты сам.

Если ты хочешь заниматься музыкой или каким-нибудь другим искусством, мы можем предоставить тебе таких учителей, каких не найдешь на земле, потому что здесь у нас собрались настоящие мастера, двоих из которых я очень рад видеть сегодня здесь.

Поэтому, Роджер, принимайся за работу, как только почувствуешь желание, и помни о том, что ни одно усилие в этом мире не бывает затрачено напрасно.

А теперь, друзья, нам пора. Но сначала я хочу подарить вам это в память о нашем визите».

Египтянин передал ему букет роз.

«Примите это, друзья мои, с любовью и благословением. Возможно, Роджер, ты научишься создавать такие же красивые белые розы. Вспомни обо мне, когда будешь заниматься этим, и мои мысли передадутся тебе, потому что белые розы – мои любимые цветы. Твои друзья уже видели их в моем саду. Я думаю, Омар, - добавил он в заключение, - нам пора возвращаться. Да будет с вами благословение Господа, дети мои, и моя любовь».

И с этими словами наши гости покинули нас.

«Ну, что, Роджер, – начал я через несколько мгновений, - ты доволен, что остался?»

«Ты рад, что не сбежал?» - спросили хором Петр и Франц.

Но Роджер все еще витал в облаках. А когда пришел в себя, начал в восторге танцевать по комнате, увлекая нас за собой. Франц и Петр, в таком же приподнятом настроении, сели за фортепиано и с жаром сыграли в четыре руки, в то время как Рут с Роджером продолжали танцевать.

Наконец мы немного успокоились, хотя бурная радость, охватывающая в таких ситуациях, должна была сначала получить какой-то выход.

То, что произошло с нами, не было «духовным переживанием», за которое сочли бы это религиозно настроенные люди на земле. Да, это было потрясающе, и духовную ценность этого события невозможно не признать, но чувства, которые мы испытывали при этом, были светлыми, радостными и счастливыми, а не ханжески-благочестивыми. В этом не было ничего, внушавшего благоговейный трепет и лишавшего нас удовольствия и радости, потому что визит задумывался именно для того, чтобы доставить их нам, а не только для того, чтобы принести пользу нашим «бессмертным душам». Бессмертные души могут получать большую пользу совершенно естественным образом, не приправляя это неестественной, ложной религиозностью. Отсюда – наша бурная радость, которую мы совершенно не стесняемся проявлять.

После ухода наших гостей мы еще долго беседовали, обсуждая с Роджером его планы начать работу у садовника, в перерывах между которой он мог бы продолжать свое исследование этого мира, если у него будет желание. Мы заверили его, что даже если мы с Рут в этот момент будем заняты собственной работой, у него никогда не будет недостатка в проводниках. И действительно, Франц с Петром вызвались замещать нас в случае необходимости.

Оставалось только известить нашего друга садовника о скором прибытии нового ученика. Это мы и сделали, отправившись в сад-питомник, где нас радушно приняли и заверили, что очень скоро Роджер научится создавать множество красивых цветов, а особенно белые розы, что стало его большой и заветной мечтой.

309 просмотров