Жизнь в мире невидимом т. 1

VI. Ответы на некоторые вопросы

Эдвин сказал нам, что большинство людей, прибывающих в духовную сферу, сразу охватывает такой бурный восторг, что они немедленно хотят вернуться обратно на землю, чтобы рассказать миру о новой жизни, которая для них открылась. Он уже объяснил мне, с какими проблемами связано мое предложение вернуться.

Другая естественная тенденция это многочисленные вопросы, которые вновь прибывшие задают об этой жизни в целом, и здесь он заметил, что мы с Рут проявили в этом довольно необычную сдержанность. Я действительно воздерживался от того, чтобы задавать слишком много вопросов, но Эдвин объяснял нам все по мере того, как мы могли это понять. Хотя признаюсь, что сейчас, когда он начал разговор на эту тему, мне захотелось расспросить его об очень многих вещах. Рут испытывала то же самое чувство, и, без сомнения, многие из наших вопросов совпадали. Трудность состояла в том, с чего начать.

Наше путешествие само подняло проблемы, решение которых было за Эдвином, но были и другие размышления общего характера, вытекавшие из нашего знакомства с духовной сферой. Одно из них пришло мне в голову, когда мы сидели на траве в окружении восхитительных цветов, и оно касалось размеров той сферы, где мы находились. Она простиралась, насколько хватало взгляда, и это было намного дальше, чем мы можем видеть на земле в самый ясный день. Одно это было слишком удивительно, чтобы выразить словами, и указывало на необъятность этой сферы. А ведь до сих пор мы увидели лишь мельчайшую ее часть! Мы все еще мыслили мерками земных расстояний. Где пролегает граница этого царства? Насколько далеко простирается оно за границы нашего поля зрения? И если оно где-нибудь заканчивается, то что находится дальше? Можем ли мы пойти и увидеть это сами?

Конечно, эта сфера имеет пределы, объяснил Эдвин. И мы можем пойти и увидеть это, когда пожелаем. За ее границами находится другая и еще множество сфер. Каждая душа попадает в ту, к которой она подготовила себя своей земной жизнью, и ни в какую другую. Эдвин еще вначале описал этот мир как страну великой жатвы, семена которой были посеяны еще на земле. Мы сами можем судить, какой урожай мы собрали – хороший или плохой, и мы увидим, что есть те, чей урожай намного лучше нашего, и те, у кого он намного хуже. Иными словами, есть сферы неизмеримо более прекрасные, чем та, счастливыми обитателями которой мы сейчас являемся, сферы непревзойденной красоты, в которые мы не сможем попасть ни как посетители, ни как жители до тех пор, пока не получим на это право. Но хотя мы не можем подняться выше, возвышенные души, обитающие там, могут спуститься на низшие уровни и навестить нас здесь. Эдвин видел некоторых из них, и я надеялся, что мне это тоже удастся. Эти души постоянно навещают нас, беседуют, дают советы, оказывают помощь, и, без сомнения, я мог обратиться к кому-нибудь из них со своей проблемой и попросить совета.

Временами эти необыкновенные сущности наносят нам специальные визиты, когда вся сфера отмечает великое событие, такое, например, как два главных земных праздника Рождество и Пасха. Мы с Рут были крайне удивлены, потому что считали их имеющими значение только в земной жизни. Но на земле важна форма, а не сами эти события по себе. В духовном мире и Рождество, и Пасха считаются днями рождения, первое рождение на земле, второе - в духовном мире. В этой сфере они совпадают по времени с земными, потому что духовная связь между двумя мирами в этом случае намного сильнее, чем если бы они отмечались независимо от времени года. Однако в более высоких сферах это не так, потому что там действуют другие естественные законы.

На земле Рождество уже в течение нескольких столетий отмечается в определенный день. Точная дата его утрачена, и установить с помощью земных средств, когда это произошло, невозможно. Но даже если бы это и было возможно, уже слишком поздно что-либо менять, потому что нынешняя дата закрепилась традицией и практикой. День празднования Пасхи не закреплен, и это бессмысленный обычай, потому что выбранная дата часто не совпадает с первоначальным праздником. Есть надежда, что положение изменится, и Пасха будет отмечаться в определенный день. Мы никоим образом не зависим от земли в этих вопросах, но в то же время глупое упрямство ни к чему не приведет. Поэтому мы сотрудничаем с землей в том, что касается наших общих праздников.

У более высоких сфер есть свои причины отступать от этого кажущегося принятым порядка, но они нас не касаются до тех пор, пока мы сами не перейдем на более высокие уровни.

Кроме Рождества и Пасхи у нас мало общего с земным миром в смысле торжеств. Земные праздники большей частью церковные и не имеют значения в широком смысле, потому что происходят из религиозных доктрин, не применимых в духовном мире. Например, Богоявление основано на красивой истории и в старые времена отмечалось как в светской, так и в религиозной манере. Здесь оно является исключением и не имеет почти никакого значения. Троица тоже является одним из примеров слепоты церкви. Святой Дух – для нас это чисто церковная фраза – всегда сходил и будет сходить на каждого, кто этого достоин! И не по какому-то определенному случаю, а всегда.

Нам с Рут было интересно узнать, как в этих сферах отмечается Рождество, потому что на земле оно, за исключением церковной службы, проводимой в этот день, превратилось в светский праздник, основными характерными чертами которого являются обильная еда и возлияния. Эдвин сказал, что в духовном мире мы можем ощутить от него такую же радость, как и на земле, потому что наше ликование сливается с мыслью о том, чей день мы отмечаем. Те, кто желает – а таких много – могут украсить свои дома ветками вечнозеленых деревьев, как мы привыкли делать это на земле. Когда я говорю о вечной зелени, то имею в виду определенные деревья и кустарники, которые называются так на земле, потому что здесь все вечнозеленое! Мы собираемся компаниями и если чувствуем, что праздник без еды не получается, то разве здесь мало восхитительных фруктов, чтобы порадовать сердца самых привередливых?

Я рассказал вам пока о более личной стороне этого праздника, но именно в это время у нас бывают гости из высших сфер, совершенные сущности, среди которых тот, чье земное рождение мы отмечаем. Эти прекрасные души наполняют наши сердца восторгом, который остается с нами надолго после их возвращения в свои высшие сферы.

На Пасху у нас бывают такие же визиты, но радость здесь больше, потому что для нас рождение в духовной сфере по самой природе вещей имеет гораздо большее значение. Действительно, покинув землю, мы склонны забывать день своего земного рождения, потому что большее включает в себя меньшее. И только наши земные связи, если они у нас есть, напоминают нам об этом.

Я подробно рассказываю вам об этом, чтобы показать, что мы не остаемся вечно в плену пылких религиозных эмоций. Мы люди, хотя многие на земле хотели бы видеть нас другими! Когда-нибудь они сами окажутся в примерно таком же положении, что и мы, и ничто так не способствует смирению, как осознание ошибочности того, что раньше считалось твердым убеждением.

Я немного отклонился от темы, но в нашей беседе одно переходило в другое, пока мы не ушли в сторону.

До сих пор говорилось только о высших сферах. А как обстоит дело с низшими, о которых упомянул Эдвин, когда я коснулся вопроса о границах нашей сферы? Мы можем посетить их в любое время, когда пожелаем. Мы всегда можем опуститься на уровень, расположенный ниже нашего, но мы не можем подниматься выше. Однако отправляться в низшие сферы нежелательно, разве что с опытным сопровождением и после должной подготовки. Прежде чем рассказать об этом поподробнее, Эдвин посоветовал нам сначала получше познакомиться с нашей собственной прекрасной страной.

А теперь о том, где проходит граница нашего уровня. Мы привыкли к тому, что земля круглая, и к тому, что видим вдали горизонт. Рассматривая духовный мир, мы должны во многих отношениях отказаться от понятия о расстоянии, измеряемом глазом, потому что расстояния здесь становятся ничего не значащими при наших невероятно быстрых средствах перемещения. Представления о плоской поверхности сразу рассеивается при виде холмов, возвышенностей и спусков.

Атмосфера здесь кристально чистая, и наше зрение не ограничено инструментами физического тела. Нам не обязательно держать ноги на земле. Мы можем передвигаться над ней силой мысли – не только в горизонтальном положении, но и в вертикальном. Но должен сказать, что ни со мной, ни с Рут такое до сих пор не происходило. Мы все еще в некоторой степени были ограничены нашими представлениями и образом мыслей. Но если мы можем опуститься под воду не только без всякого вреда для себя, но и с удовольствием, то мы должны так же безопасно подниматься в воздух. Однако Рут до сих пор не выразила горячего желания сделать это. Она сказала, что предпочла бы подождать, пока не привыкнет как следует. Я искренне разделил ее чувства, что очень развеселило нашего друга.

Земной мир рассматривает духовный как нечто, расположенное либо относительно высоко, либо низко. Это рассуждения чисто научного характера, и я не компетентен распространяться на эту тему, более того, все мое мировоззрение как обитателя этого мира фундаментально изменилось, несмотря на то, что у меня уже было некоторое представление о нем до перехода. Где точно расположен духовный мир в действительности не имеет большого значения.

А где пролегает граница между мирами? В момент моего перехода, если вы помните, я был в полном сознании, и когда я, следуя вполне определенному побуждению, поднялся с постели, я уже совершил переход. Следовательно, два мира переплетаются, проникая друг в друга. Передвигаясь с помощью и при поддержке Эдвина, я не ощущал движения в определенном направлении. Я мог двигаться вверх, вниз или прямо. Позже Эдвин сообщил мне, что мы прошли через низшие, малоприятные сферы, но его полномочия при сопровождении меня в мою сферу защищали нас от всех негативных влияний. Фактически, мы оставались невидимыми для всех, кроме обитателей нашей и более высоких сфер.

Переход из одной сферы в другую происходит постепенно как внешне, так и во всех других отношениях, поэтому определить точное место пролегания границы между ними трудно. Они, похоже, незаметно переходят одна в другую.

В качестве практической иллюстрации Эдвин предложил пойти и посмотреть одну из таких границ, которые нас так озадачивали. Мы снова доверились руководству Эдвина и двинулись в путь.

В ту же минуту мы оказались но огромном лугу и сразу заметили, что земля под ногами не такая мягкая, и становится все тверже по мере нашего продвижения вперед. Прекрасная изумрудная зелень практически исчезла, трава стала уныло-желтой, очень похожей на земную, выжженную солнцем и лишенную влаги. Мы не видели ни цветов, ни деревьев, ни жилья, и все вокруг казалось мрачным и бесплодным. Вокруг не было ни одного следа человека, и жизнь, казалось, исчезает у нас под ногами. Трава закончилась, и мы оказались на голой земле. Мы заметили, что температура значительно снизилась. Прекрасное мягкое тепло ушло. Вокруг были холод и сырость, от которых сковывало сердце и бросало в дрожь. Бедная Рут вцепилась в руку Эдвина, и я, стыдно признаться, сделал то же самое и был очень этому рад. Потом Рут задрожала и внезапно остановилась, умоляя нас не ходить дальше. Эдвин обнял нас за плечи, сказав, что нам не нужно бояться, и мы полностью под его защитой. Однако он видел то состояние глубокой депрессии и подавленности, которое нас охватило, поэтому он, положив руки нам на талию, мягким движением развернул нас, и мы снова оказались сидящими под нашими чудесными деревьями в окружении прекрасных цветов, и теплый воздух вновь ласкал нас своими неземными ароматами.

Излишне добавлять, что мы с Рут были счастливы вернуться в город. Мы побывали только на пороге низшей сферы, но прошли достаточно далеко, чтобы представить себе, что находится дальше. Я знал, что пройдет еще некоторое время, прежде чем я снова попаду туда, и теперь ясно понимал, как мудры были предостережения Эдвина.

Мы продолжали говорить о границах, и, несмотря на то, что мы временно прекратили наши исследования, я не мог удержаться от вопроса о границе высших сфер. Я знал, что тут уже не будет ничего неприятного, и намекнул, что для сравнения, а так же чтобы сгладить ужасные впечатления от увиденного, мы могли бы посетить границу, через которую переходят, направляясь к нам, наши божественные гости. Эдвин ответил, что не возражает, и мы снова отправились в путь.

И снова мы оказались на лугу, но он разительным образом отличался от предыдущего. Земля под ногами была мягче той, что в нашей части сферы, а зелень даже ярче, чем мы могли себе представить. Цветы росли еще в большем изобилии, а сочность их красок, аромат и живительная сила превосходили все увиденное нами ранее. Сам воздух, казалось, насыщен цветами радуги. Там, где мы стояли, почти не было жилья, но позади нас видны были самые величественные и прекрасные здания, которые я когда-либо видел. В них, как сказал мой друг, жили удивительные души, которые, номинально относясь к нашей сфере, благодаря своему духовному прогрессу, особым дарованиям и своей работе, находятся в тесном контакте с высшими уровнями, в которые они имеют доступ в различных обстоятельствах. Эдвин пообещал, что после того, как мы посмотрим в городе все, что пожелаем, мы еще вернемся сюда и в одном из домов обсудим мою и Рут будущую работу. Он взял Рут под свое покровительство, и она искренне поблагодарила его за такую любезность. Я уже много раз задумывался над тем, какой духовной работой я мог бы заниматься, когда достаточно хорошо познакомлюсь с новой жизнью и с новым миром.

Если на границе низших сфер нас охватили холод и подавленность, то сейчас нас наполнили такое тепло и радость, что мы почти онемели от удивления. Мы шли, купаясь в сиянии, и ощущали такой духовный восторг, что я сразу вспомнил слова Эдвина о визитах сущностей из высших сфер и уже почти представлял себе, что меня ожидает, когда мне посчастливится стать этому свидетелем. Находясь здесь, чувствуешь непреодолимое желание стремиться к прогрессу, чтобы получить право жить в одном из этих чудесных домов и иметь честь служить кому-либо из обитателей высшей сферы, у врат которой мы стояли.

Мы прошли немного вперед, но дальше путь был закрыт. Видимых барьеров не было, но мы чувствовали, что не сможем дышать, если пойдем дальше. Чем глубже мы проникали, тем более разреженной становилась атмосфера, и, в конце концов, мы вынуждены были повернуть обратно. Я видел множество душ, одетых в тончайшие одежды, нежные цвета которой, казалось, не принадлежали ей, а парили вокруг ткани, если это можно было назвать тканью. Те из этих душ, кто подошел достаточно близко, так доброжелательно улыбались и приветствовали нас, что мы знали, что не помешали им, а некоторые их них махали нам рукой. Мой друг сказал, что они знают о цели нашего визита и поэтому не подходят к нам. Они дают нам возможность насладиться впечатлениями и вобрать в себя все красоты и прелести этой чудесной пограничной страны.

С большой неохотой мы повернули назад и вернулись в город на наше место под деревьями. После этого краткого визита мы с Рут чувствовали себя бодрыми как никогда, и я уверен, что Эдвин тоже, несмотря на то, что он находился в духовной сфере дольше нас.

В течение некоторого времени после возвращения мы не разговаривали, каждый был занят своими мыслями, и когда молчание, наконец, было нарушено, мы засыпали нашего доброго Эдвина вопросами. Перечислять все было бы слишком утомительно, поэтому я лишь передам ответы Эдвина в целом.

Во-первых, что касается низших сфер, преддверие которых привело нас в такое уныние. С тех пор я еще раз посетил их в компании Рут и Эдвина и прошел через них так же, как мы сейчас путешествуем по нашей сфере. Но я не хочу забегать вперед и рассказывать об этом раньше времени. Пока скажу лишь, что во время нашего визита в пограничную область мы передвигались быстро и не осознавали тех промежуточных состояний, через которые мы проходили. Именно поэтому внезапная смена обстановки была так заметна. Если бы мы перемещались медленнее, то почувствовали бы постепенное исчезновение всех приятных особенностей нашей сферы. Те, кто живет в этой области духовного упадка, находятся в примерно таком же положении, как и мы, в плане передвижения – они не смогут подняться выше так же, как мы не могли пересечь границу высшей сферы.

Такая же ситуация сложилась во время нашего путешествия к границам высшей сферы. Мы преодолели расстояние так быстро, что не смогли пронаблюдать за постепенным изменением окружающей среды. Иначе мы заметили бы более высокую степень эфирности, усиление интенсивности цветов и их яркости, что можно было наблюдать не только во внешних чертах самой сферы, но и в одеждах тех, кто жил ближе к границе.

Для посещения нижних сфер необходимо для собственной безопасности иметь определенные полномочия и специальные знаки. У Эдвина, как он нам сказал, они были. Эти места не для любопытных посетителей, и вряд ли найдется такой глупец, который решит направиться туда с какой-либо другой целью кроме вполне обоснованной. Того, кто отправляется в этом направлении в одиночку, не имея на то полномочий, отсылают обратно добрые души, чья работа состоит в том, чтобы оберегать других от опасностей, поджидающих за гранью. Многие души постоянно пересекают эту печальную границу в обоих направлениях, выполняя свою работу. Правда, когда мы были там, мы никого не видели, но они могут оказаться в месте назначения так же быстро, как мы добрались до границы.

На границе с высшими сферами такие стражи не нужны, потому что пересечь ее не позволяет естественный закон. Для путешествия из низших сфер в высшие необходимы полномочия, которыми наделяется либо сам путешественник, либо сопровождающее его лицо из высшей сферы. В первом случае эти полномочия имеют форму символов или знаков, владелец которых всегда, при любых обстоятельствах может получить помощь, даже если не попросит об этом. Многие из этих символов защищают путешественника от сокрушительных воздействий высшей духовной среды. Конечно, они не могут повредить душе, но неподготовленный посетитель может оказаться в ситуации, аналогичной той, когда земной человек после продолжительного пребывания в полной темноте выходит на солнце. Но если на земле через некоторое время можно привыкнуть к яркому свету, то в высших сферах все по-другому. Здесь нет такой адаптации. Для человека из низшей сферы «ослепляющий» эффект будет постоянным. Но по специальному разрешению посетителю предоставляются средства, позволяющие ему не ощущать дискомфорта и неприятности. И именно так все и должно быть, потому что такие визиты имеют добрые цели и не являются проверкой духовной стойкости и выдержки. Если есть необходимость совершить путешествие в высшие сферы, тогда ее обитатель набрасывает на своего подопечного плащ, а при переходе на более низкий уровень простирает над ним свою руку, как это делал Эдвин.

Это в общих чертах то, что ответил Эдвин на наши многочисленные вопросы.

Мы чувствовали себя уже достаточно отдохнувшими и по предложению Эдвина решили завершить осмотр города.

543 просмотра