Жизнь в мире невидимом т. 1

III. Первый опыт

Я уже упоминал, что когда мне впервые показали мой дом, я заметил, что он был похож на мой земной, но с одной разницей. Как только я переступил порог, то сразу увидел, что произошли некоторые изменения. Они были в основном структурными и именно такими, какие мне всегда хотелось произвести у себя дома, но по разным причинам я не смог этого сделать. Для земных потребностей здесь уже не было места, и я увидел, что мой духовный дом именно такой, какой я всегда хотел иметь. Предметы первой необходимости, которые всегда ассоциируются с земным жилищем, были здесь совершенно излишними, например, чисто земные предметы для приготовления пищи.

Когда мы проходили по комнатам, я мог видеть множество примеров того, с какой заботой и любовью трудились те, кто помог мне перестроить мой дом в его новом окружении. Находясь в его стенах, я полностью осознавал его постоянство по сравнению с тем, что оставил на земле. Это было постоянство, которому я мог положить конец, все было постоянно до тех пор, пока я этого желал. Это был не просто дом. Это были духовные небеса, обитель мира, где не было никаких привычных домашних забот и обязанностей.

Мебель состояла большей частью из того, что я приобрел для своего земного дома. Не потому что она была особенно красивая, а потому что я считал ее полезной, удобной и подходящей для своих нужд. Большинство мелких украшений стояло на своих обычных местах, и весь дом создавал впечатление, что в нем живут. Я действительно вернулся домой.

В своем бывшем кабинете я заметил несколько полок с книгами. Сначала я был удивлен, увидев их, но, поразмыслив, решил, что если такой дом вообще может существовать со всеми своими принадлежностями, то почему в нем не может быть места для книг. Мне стало интересно, и я начал рассматривать их поближе. Среди них я заметил свои собственные работы, и тут я начал осознавать истинную причину того, почему я здесь. Во многих из этих книг я описывал свой собственный спиритический опыт, придавая ему религиозную окраску. Одна книга особенно выделялась у меня в памяти, и я понял, что хотел бы, чтобы она никогда не была написана. Это было искаженное повествование, в котором я давал неверную трактовку известным мне фактам и замалчивал правду. Я почувствовал угрызения совести и впервые с момента прибытия в эту страну я раскаивался. Это было даже не раскаяние, а сожаление, что правда была рядом, а я намеренно отбросил ее, заменив ложью и фальшью. Я знал, что пока мое имя живет и имеет коммерческую ценность, книга будет переиздаваться, продаваться и читаться, и изложенное в ней будет считаться абсолютной истиной. Мне было неприятно осознавать, что я никогда не смогу уничтожить то, что создал.

Однако я не ощущал никакого осуждения. Напротив, я чувствовал атмосферу полной симпатии. Откуда она исходила, я не знаю, но это было реально и несомненно. Я повернулся к своему другу, который на время, пока я совершал осмотр, понимающе отошел на некоторое расстояние, и попросил у него помощи. И она тотчас же пришла. Он объяснил, что знал, что меня ждет встреча с этой книгой, но он не имел права упоминать об этом, пока я сам ее не обнаружил. А когда это произошло, и я позвал его на помощь, он тут же откликнулся.

Мой первый вопрос был – как я могу все исправить. Он ответил, что есть несколько способов – некоторые более трудные, но более действенные, чем другие. Я предложил вернуться на землю и рассказать другим правду о новой жизни и об общении между двумя мирами. Многие, очень многие, ответил он, пытались и пытаются сделать это, но кому из них поверили? Неужели я думаю, что мне повезет больше? Никто из тех, кто читал мои книги, не сможет приблизиться даже на милю, чтобы получить от меня сообщение. Понимаю ли я, что если я предстану перед этими людьми, они тут же назовут меня дьяволом или самим Князем Тьмы?

«Позволь мне объяснить тебе несколько вещей, касающихся общения с земным миром. Тебе известно, что это возможно, но представляешь ли ты, с какими трудностями это связано?

Предположим, ты нашел средство общения. Первое, что от тебя потребуют, это идентифицировать свою личность. Вполне вероятно, что после твоего заявления о том, кто ты, появятся некоторые сомнения, просто потому что твое имя имело вес, когда ты был еще инкарнирован. Какими бы значительными и известными мы ни были на земле, как только мы уходим в духовный мир, о нас начинают говорить в прошедшем времени. Какие бы литературные труды мы ни оставили после себя, они намного важнее, чем их авторы, потому что для земного мира мы «умерли». Живого голоса больше нет. И хотя мы совершенно живые и для самих себя, и для тех, кто нас окружает, для земных людей мы стали памятью, которая иногда остается, а чаще всего изглаживается, оставляя одни лишь имена. Мы знаем, что мы более живые, чем когда-либо, но большинство земных людей считает, что мы никогда не были более мертвыми.

От тебя потребуют предъявить доказательства своей личности. В таких обстоятельствах это правильно, если при этом не доходят до крайностей, как это частенько бывает. После того, как ты выполнишь эти условия, что дальше? Ты захочешь объявить, что ты жив и здоров. Если люди, с которыми ты общаешься, не просто дилетанты, они поверят твоему заявлению. Но если ты захочешь передать эту весть всему миру по обычным каналам, единственные, кто поверит, что с ними разговаривал именно ты, будут те, кто уже знает о духовном мире и общается с ним. А остальные? Кто из них поверит, что это ты? Никто – во всяком случае, никто из твоих прежних читателей. Они скажут, что это не можешь быть ты, что это воплощение дьявола. Другие, вероятно, вообще не обратят на это внимания. Конечно, будут и такие, которые вообразят, что если ты перешел в духовный мир, то наделен высшей мудростью, и все, что ты говоришь, истина. Видишь, какие трудности ждут тебя в таком простом деле, как открыть правду тем, кто живет во мраке земного мира?»

Прогноз моего друга сильно меня опечалил, но я учел эти проблемы, и они убедили меня оставить свой замысел на некоторое время. Мы посоветуемся с другими, более мудрыми, и, возможно, наметим план, как я мог бы осуществить свое желание. Возможно, с течением времени – в земном смысле – мои планы изменятся. А пока нет необходимости расстраиваться. Я должен был еще много увидеть и сделать и получить опыт, который будет для меня бесценным, если я все-таки, в конце концов, решу попытаться осуществить свой замысел. Мой друг посоветовал мне хорошенько отдохнуть, а он на это время меня оставит. И если я, проснувшись, направлю к нему свои мысли, он услышит их и сразу вернется. Итак, устроившись на тахте, я погрузился в блаженное состояние полусна, в котором я полностью осознавал, что происходит вокруг, и в то же самое время чувствовал, как в меня вливается новая энергия, которая пронизывает все мое существо. Я чувствовал, как я становлюсь легче, и как исчезают последние следы земной жизни.

Не знаю, как долго я находился в таком приятном состоянии, но, в конце концов, я впал в легкую дремоту, из которой проснулся настолько здоровым, что в духовном мире это можно назвать идеальным. Я сразу же вспомнил о предложении своего друга и направил к нему свои мысли. Через несколько секунд по земному времени он уже входил в дом. Его реакция была ошеломительно быстрой, и мое изумление вызвало у него радостный смех. Он объяснил, что в действительности все очень просто. Духовный мир это мир мысли. Мыслить – значит действовать, а мысль мгновенна. Если мы представим себя в определенном месте, то окажемся там со скоростью этой мысли, настолько быстро, насколько это можно представить. Я увижу, что этот способ передвижения является здесь обычным, и вскоре смогу им пользоваться.

Мой друг сразу заметил во мне перемену и поздравил меня с тем, что я полностью восстановил свои силы. Невозможно передать даже в малой степени это острое ощущение необыкновенной энергии и здоровья. На земле наше физическое тело постоянно напоминает о себе различным образом – ощущением холода или жары, дискомфортом, усталостью, недомоганием и множеством других способов. Здесь нам не приходится от этого страдать. Я отнюдь не имею в виду, что мы становимся бесчувственными чурбанами, не реагирующими на внешние воздействия, но наше восприятие происходит через разум, а наше духовное тело остается невосприимчивым ко всему, что действует разрушающе. Мы чувствуем разумом, а не физическими органами, и наш разум сразу отвечает на мысль. Если в каких-то определенных особых обстоятельствах мы почувствуем холод, то мы воспримем это ощущение разумом, а наше духовное тело не будет страдать никоим образом. Оно не напоминает нам о себе. В той сфере, о которой я сейчас рассказываю, все совершеннейшим образом настроено на его обитателей - температура, ландшафты, жилища, вода в реках и озерах, и, что самое важное, сами его обитатели находятся в гармонии друг с другом. Поэтому нет ничего, что могло бы стать причиной несчастья, неприятности или дискомфорта. Мы можем полностью забыть о теле, предоставить свободу разуму, и через него наслаждаться тысячами разных удовольствий, которые этот же самый разум позволяет создавать.

Временами нас печалит, а временами забавляет то, с каким презрением и насмешкой земные обитатели принимают наши описания духовного мира. Что вообще знают эти несчастные? Ничего! И что они могут представить себе вместо реалий духовного мира? Они этого не знают. Они готовы забрать у нас нашу прекрасную природу, наши цветы и деревья, реки и озера, дома, друзей, работу, радости и удовольствия. Но для чего? Какое представление имеют эти глупцы о потустороннем мире? По их собственным бестолковым признаниям, никакого. Они готовы превратить нас в бестелесных духов, лишенных разума, существующих в мрачном, туманном, призрачном состоянии, отделенном от всего человеческого. Обладая отличным здоровьем и жизненной силой, живя среди красот этого совершенно реального мира, о котором я дал вам пока только общее представление, я просто поражаюсь масштабам невежества, проявляемого некоторыми на земле.

Я почувствовал, что пришло время познакомиться с этой чудесной страной, и мы с моим другом отправились в путешествие, где меня ждало множество открытий. Те из вас, кто путешествовал на земле, открывая для себя новые страны, поймут, что я чувствовал.

Чтобы получить более широкий обзор, мы взобрались на возвышенность, откуда пред нашим взором открылась ясная панорама. Пейзаж, расстилавшийся перед нами, казалось, не имел конца. В другом направлении я ясно различал что-то, напоминавшее город с величественными зданиями. Следует напомнить, что у всех людей здесь разные вкусы, и так же как на земле, многие предпочитают город сельской местности и наоборот, а некоторым нравится и то и другое. Мне было очень интересно, что собой представляет духовный город. Нетрудно представить себе здесь загородную местность, но город кажется главным образом творением человека в материальном мире. С другой стороны, я не видел никакой логической причины, почему в духовном мире не должно быть городов. Моего спутника позабавил мой восторг, и он сказал, что я похож на школьника. Он не в первый раз сталкивается с подобным – большинство людей, прибывших сюда, проходят этим маршрутом, - а нашим друзьям доставляет огромное удовольствие быть нашими гидами.

В отдалении я увидел церковь, внешне имеющую привычные очертания, и мне было предложено отправиться в этом направлении, а по дороге посмотреть еще кое-что. И мы отправились в путь.

Мы пошли по дороге, которая некоторое время вела вдоль ручья, чистейшая вода которого сверкала в лучах божественного солнца. Течение воды рождало мелодичные тона, которые постоянно изменялись, сплетаясь в мозаику из нежнейших звуков. Мы подошли к краю воды, чтобы я мог взглянуть на нее поближе. Она была похожа на жидкий кристалл, и когда на нее падал свет, она сверкала всеми цветами радуги. Я опустил в воду руку, ожидая, что она окажется ледяной. К своему удивлению, я обнаружил, что она приятно-теплая. Более того, она оказывала какое-то электризующее действие, которое распространялось от кисти вверх по руке. Это действовало необыкновенно живительно, и мне стало интересно, что произойдет, если я в ней искупаюсь. Мой друг ответил, что я почувствую себя заряженным энергией, но здесь недостаточно глубоко, чтобы окунуться полностью. У меня еще будет такая возможность, когда мы подойдем к большому водоему. Вынув руку из ручья, я увидел, что вода стекает с нее сверкающими каплями, оставляя ее совершенно сухой!

Мы продолжили нашу прогулку, и мой друг предложил навестить человека, к дому которого мы приближались. Мы прошли через несколько искусно разбитых садов, пересекли устланную дерном лужайку и увидели человека, сидевшего на окраине своего фруктового сада. Когда мы приблизились, он встал, чтобы встретить нас. Они с моим спутником сердечно поприветствовали друг друга, и меня представили как вновь прибывшего. Мне сказали, что этот человек очень гордится своим садом и приглашает меня попробовать его плодов. Хозяин этого чудесного уголка казался человеком средних лет, насколько я мог судить, хотя он мог быть намного старше, чем казалось на первый взгляд. Я уже понял, что пытаться разгадать возраст здешних людей – трудная и даже рискованная задача! Отвлекаясь от темы, скажу, что закон здесь таков, что по мере того, как мы совершенствуемся духовно, мы сбрасываем с себя внешние признаки возраста, известные нам по земной жизни. Мы теряем морщины, которые оставляют на нашем лице возраст и земные заботы, а также другие следы прожитых лет. Мы становимся моложе на вид, но старше по знаниям, мудрости и духовности. Я не хочу сказать, что внешне мы становимся совсем юными и теряем особенности своей личности. Это привело бы к ужасному однообразию. В действительности же мы возвращаемся или продвигаемся вперед – в зависимости от того, когда произошел наш переход в духовный мир - к возрасту, который нам известен как расцвет жизни.

Однако продолжим. Наш хозяин повел нас в сад, где я увидел множество ухоженных деревьев, усыпанных плодами. Он смотрел на меня несколько мгновений, а затем повел меня к великолепному дереву, очень похожему на сливу. Плоды его были совершенной формы, насыщенного цвета и свисали большими гроздями. Наш хозяин сорвал несколько из них и протянул нам, сказав, что это будет нам полезно. Фрукт был прохладным на ощупь и довольно тяжелым для своего размера. У него был изысканный вкус, мякоть нежная, ее было легко и приятно откусывать, из нее лился подобный нектару сок. Мои друзья наблюдали за мной, пока я ел сливы. На их лицах было выражение радостного ожидания. Когда из плода брызнул сок, я подумал, что он зальет мне одежду. К моему удивлению, я не обнаружил на себе ни одного его следа. Мои друзья весело посмеялись над моим удивлением, и я сам порадовался этой шутке, хотя и был озадачен. Они поспешили объяснить мне, что я нахожусь в мире, где ничего не портится, и все нежелательное возвращается туда, откуда пришло. Фруктовый сок, который, как я думал, забрызгает мне одежду, вернулся обратно в дерево, с которого был сорван плод.

Наш хозяин сказал, что эта слива, которую я только что съел, в то же мгновение, как я надкусил ее, вернулась на дерево, с которого была сорвана. Он всегда рекомендует этот фрукт людям, которые только что прибыли в духовный мир. Он помогает восстановить дух, особенно если смерть была вызвана болезнью. Хозяин заметил, что я не похож на человека, страдавшего от долгой болезни, и сделал вывод, что моя смерть была довольно внезапной – это было правдой. Моя болезнь была недолгой. Различные плоды, которые росли здесь, предназначались не только для тех, которым необходимо было своего рода лечение после физической смерти. Все просто с удовольствием ели их из-за их стимулирующего эффекта. Хозяин выразил надежду, что если в моем саду нет фруктовых деревьев, - но даже если и есть, - я буду возвращаться, чтобы отведать его фруктов. «Здесь всегда для них сезон, - заметил он весело, - и вы никогда не найдете дерева, на котором бы их не было в большом количестве». На мой вопрос, как они растут, он ответил, что на него, так же как и на многие другие вопросы в этой стране, ответ можно получить только из высших сфер, и даже если мы его получим, велика вероятность того, что мы ничего не поймем до тех пор, пока сами не перейдем в эти высшие сферы. Мы довольствуемся тем, что принимаем все как есть, не выясняя, откуда берутся все эти вещи, и мы знаем, что они никогда не закончатся, потому что исходят из никогда не иссякающего источника. Нет никакой необходимости вникать в эти вещи, и большинство из нас просто наслаждается ими с искренней благодарностью. Что касается пополнения запаса, наш хозяин сказал, что знает только, что в тот же момент, как он сорвал фрукт, на его месте появился новый. Плоды никогда не перезревают, потому что они совершенны и вечны так же, как и мы сами. Он пригласил нас прогуляться по саду, где я увидел все известные человеку плоды и множество таких, которые известны только в духовном мире. Я попробовал последние, но не могу передать вам их восхитительный вкус, потому что не знаю ничего на земле, с чем бы их можно было сравнить. Мы можем сравнивать только с тем, что уже испытали. Если же такого опыта нет, передать эти новые ощущения невозможно.

Мой друг объяснил нашему радушному хозяину, что сопровождает меня, чтобы показать мне страну моей новой жизни, и тот пожелал нам на дорогу всего доброго. Он еще раз пригласил меня навестить его, когда я пожелаю, и если во время моего визита его не окажется поблизости, я могу угощаться фруктами, сколько душе угодно. Я увижу, что деревья выполнят свои функции гостеприимных хозяев так же, и даже лучше, чем он сам. Поблагодарив и пожелав ему всего доброго, мы продолжили путь.

Мы вернулись на дорогу, проходившую вдоль ручья, и продолжили наш путь в направлении церкви. Пройдя чуть дальше, я заметил, что ручей становится шире, пока, наконец, не перерос в приличных размеров озеро. Мы увидели группы счастливых людей, собравшихся у воды, многие из них купались. Озеро было окружено деревьями, и множество цветов было посажено таким образом, что хотя в этом и наблюдался определенный порядок, однако не было и намека на то, что это чья-то собственность. Это место принадлежало всем в равной мере, и я особенно отметил, что никто не пытался сорвать или вырвать эти цветы с корнем или как-то причинить им вред. Несколько человек держали бутоны в ладонях, словно ласково обнимая их. Это показалось мне необычным, и я попросил своего друга объяснить, что это значит. Вместо ответа он подвел меня к юной девушке, которая этим занималась. Мне было неудобно вмешиваться, но мне посоветовали подождать и посмотреть. Мой друг склонился рядом с ней, она повернула голову, улыбнулась и поприветствовала его. Я решил, что они старые друзья, но это было не так. Как сказал мой друг позже, он никогда ее раньше не видел, и объяснил, что в духовном мире не нужны официальные представления. Мы все – одно большое, единое общество в том, что касается повседневного общения. Пробыв здесь некоторое время и привыкнув к своей новой обстановке, мы обнаруживаем, что никогда не бываем навязчивыми потому что сразу можем прочитать мысли человека, который хочет побыть один. А когда мы видим людей на открытом пространстве – в саду или за городом – мы всегда можем подойти и поговорить с ними.

Эта юная леди так же, как и я, была вновь прибывшей и рассказала, что друзья научили ее, как собрать из цветов все, чем они готовы щедро поделиться. Я наклонился рядом с ней, и она сказала мне, что делать. Если я буду держать руки вокруг цветка, так чтобы они образовывали что-то вроде чаши, я почувствую вливающийся в меня магнетизм.

Когда я поднес руки к прекрасному бутону, я увидел, что цветок поворачивается навстречу мне! Я сделал все так, как мне сказали, и сразу же почувствовал поток жизненной силы, струящийся мне в руки, в то время как цветок начал источать утонченный аромат. Девушка попросила меня не рвать цветы, потому что они здесь для того, чтобы расти вечно, они – часть этой жизни так же, как и мы сами. Я был благодарен ей за то, что она меня вовремя предупредила, потому что в земной жизни вполне естественно рвать цветы, растущие в таком изобилии. В случае с фруктами, как я узнал, все было совсем по-другому, потому что они предназначены для того, чтобы их съесть. Но цветы были украшением, и срывать их было равнозначно тому, чтобы рубить фруктовые деревья. Хотя были и такие цветы, которые росли специально для того, чтобы быть сорванными, но это потому что их основная функция была дарить здоровье. Я спросил нашу юную подругу, пробовала ли она фрукты, которых мы только что отведали, и она сказала, что да.

Мой друг предложил подойти поближе к воде, а юная леди, если у нее нет компании, могла бы к нам присоединиться. Она ответила, что ничто не доставит ей большего удовольствия, и мы все втроем направились к озеру. Я объяснил, что мой друг – уже бывалый житель этой страны и выполняет функцию моего проводника и советчика. Она, казалось, была рада этой компании, не потому, что была одна – такого в этой стране не бывает – а потому что в земной жизни у нее было мало друзей, и она жила в одиночестве, хотя сама никогда не оставалась равнодушной и невнимательной к заботам и печалям других людей. Перейдя в духовный мир, она нашла здесь множество добрых душ, которые относились к ней таким же образом, и она предположила, что мы находимся в таком же положении. Я вкратце рассказал ей о себе, потому что на мне все еще было мое земное облачение, точнее, его копия. Она знала меня более или менее в том, что касалось моей профессиональной деятельности. Мой друг был одет так же, как я, и она сказала с улыбкой, что чувствует себя в надежных руках.

Я вспомнил то, что было сказано о купании, и был в нерешительности, как начать разговор о необходимых для этого принадлежностях. Мой друг спас положение, заговорив об этом сам.

Все, что нам необходимо было для купания, это вода! Ничто не могло быть проще. Нам нужно было только войти в воду в том, в чем мы есть. Умеем мы плавать или нет, не имеет значения. Должен сказать, что я был очень удивлен таким странным отступлением от обычной процедуры и немного колебался. Тем не менее, мой друг спокойно вошел в воду, пока не погрузился в нее полностью, а мы вдвоем последовали его примеру.

Не могу сказать, какого результата я ожидал. По крайней мере, привычного воздействия воды в подобных ситуациях на земле. Велико же было мое удивление и облегчение, когда я обнаружил, что вода обволакивает меня скорее как теплый покров, нежели как жидкость. Магнетическое воздействие ее было подобным тому, когда я опустил руку в ручей. Но здесь живительная энергия окружила все мое тело, вливая в него новую жизнь. Вода была приятно теплая и бодрящая. В ней можно было стоять, плавать и полностью погружаться в нее, не чувствуя никакого дискомфорта или опасности. Душу разрушить невозможно. Кроме этого магнетического воздействия от воды исходила какая-то доброжелательность, если можно так выразиться. Передать впечатления от духовного мира нелегко. То, что вода была живая, не вызывало никакого сомнения. При соприкосновении с ней она дышала добротой и оказывала свое божественное влияние на каждого, кто в нее входил. Я переживал неземной восторг, духовное возрождение до такой степени, что забыл о своих первоначальных колебаниях и о том, что был полностью одет. Последнее было совершенно естественным, в чем я убедился, наблюдая за моими спутниками. Мой друг, разумеется, привык к воде, а девушка, казалось, быстро осваивается в новой обстановке.

Я вспомнил, что когда я вынул руку из ручья, вода стекла с нее, оставив ее сухой. Поэтому я был готов к тому, что произошло позже, когда мы вышли из озера. Вода просто стекла, оставив мою одежду такой, какой она была до купания. Она проникала в материал, как воздух на земле, но не оставляла видимых или осязаемых следов. И мы, и наша одежда были совершенно сухими!

И еще несколько слов о воде. Она чиста, как хрусталь, и свет отражается в ее ряби и ее волнах ослепительно яркими красками. Она невероятно мягкая на ощупь, и она так же, как и воздух, обладает способностью поддерживать на поверхности все, что в ней находится. Здесь невозможно нечаянно упасть, как на земле, и невозможно утонуть в воде. Все наши движения это непосредственная реакция на мысли. Мы не можем причинить себе вред, и с нами не может произойти ничего дурного. Очень трудно описывать такие вещи, не выходя за пределы земных понятий и опыта. Чтобы получить адекватное представление о чудесах этой страны, нужно иметь опыт из первых рук.

Вскоре мы подошли к церкви, которую я заметил на расстоянии и выразил желание посетить.

Это было строение средних размеров в готическом стиле и напоминающее приходскую церковь на земле. Она была расположена в красивой местности, которая казалась открытой из-за отсутствия оград и стен, которые бы ограничивали церковную территорию. Поверхность камней, из которых была построена церковь, выглядела совершенно новой, хотя в действительности она существовала уже много лет по земному времени. Ее внешняя новизна полностью соответствовала всему окружающему – здесь не было упадка и разрушения. Не было смога, из-за которого стены могли бы почернеть или обесцветиться. Не было и церковного кладбища. Хотя некоторые люди здесь продолжают упорно цепляться за свои земные религиозные пристрастия и ритуалы, трудно предположить, что воздвигая здесь церковь, они заодно устроят и совершенно бесполезное кладбище!

Рядом с главным входом висела обычная доска для объявлений, на ней значились только службы, отправляемые церковью. Время не указывалось, и я задумался, как же прихожане могут собраться в нужное время, если оно здесь в земном понимании не существует. Здесь нет ночи и дня, сменой которых оно измеряется. Здесь царит вечный день, и, как я уже говорил, великое, божественное солнце светит всегда. Здесь нет и других косвенных указаний на время, которые действуют на земное сознание, таких как голод и усталость. Нет происходящих с течением времени старения физического тела и притупления умственных способностей. Здесь нет весны, осени и зимы, вместо них мы наслаждаемся великолепием вечного лета – и оно никогда не надоедает!

Как всегда я обратился к своему другу с вопросом о церковных собраниях. Собрать людей в церкви совсем нетрудно, ответил он. Тот, кто является главным, мысленно обращается к остальным прихожанам, и все желающие сразу собираются. Нет никакой необходимости звонить в колокол. Мысль достигает цели более совершенно и точно! Это очень просто, прихожанам остается только ждать, когда им передадут мысль. Но как священник узнает, что приближается время службы? «Этот вопрос, - ответил он, - рождает некоторые проблемы.

При отсутствии земного времени нашей жизнью управляют события, являющиеся частью нашей жизни. Я имею в виду не какие-то случайные эпизоды, а события, которые на земле повторяются периодически. Таких у нас здесь много, и я надеюсь, смогу показать тебе, как мы поступаем и как мы узнаем о необходимости выполнения определенных индивидуальных или коллективных действий. В церкви, которую мы сейчас осматриваем, сложился определенный порядок отправления службы, такой же, к которому это религиозное направление привыкло за время земной жизни. Священник, являющийся пастором этих прихожан, чувствует по своей земной привычке, что приближается время отправления службы. В этом случае он действует инстинктивно. С практикой этот инстинкт становится все более совершенным до тех пор, пока восприятие не начинает происходить с абсолютной регулярностью, как на земле. Когда эта система устанавливается, прихожанам остается только ждать, когда их позовут собраться».

На доске объявлений значились службы, которые обычно отправляются на земле церковью соответствующего религиозного направления. Однако несколько пунктов отсутствовали, а именно венчание и крещение. Первое я могу понять, а последнее, видимо, предполагало, что в крещении нет необходимости, потому что только крещеные могли попасть на небеса, где, как они считали, эта церковь находится!

Мы вошли внутрь и оказались в пустом здании традиционной постройки, содержащей все, что можно увидеть в любой земной церкви. Оконная мозаика изображала сцены из жизни «святых». Свет, лившийся через нее со всех сторон, создавал удивительную, необыкновенную атмосферу. Отопление церкви было, разумеется, излишним. В одном конце стоял красивый орган, а главный алтарь, сделанный из камня, был богато украшен резьбой. Во всем была простота, которая ни в коей мере не умаляла красоты этого архитектурного сооружения. Чувствовались забота и внимание, что не было удивительным, учитывая то, где находится церковь и под чьим управлением она существует.

Мы нашли тихое местечко и немного посидели, а затем, решив, что увидели все, что можно было увидеть, вышли на воздух.

541 просмотр