Суицид как "девиантное поведение"

31 мая 2011 - thanatognozija

Суицид как "девиантное поведение"

 

Чаплин И.В.

СуицидСамоуби?йство, суици?д, (от лат. sui caedere — убивать себя) — целенаправленное лишение себя жизни, как правило, добровольное (хотя бывают и случаи вынужденного самоубийства) и самостоятельное (в некоторых случаях осуществляется с помощью других людей). В этих двух основных признаках (добровольное и самостоятельное) заключается его коренное отличие от убийства, в котором, по понятным соображениям, отсутствует элемент самостоятельности, и от несчастного случая, в котором отсутствует элемент сознательности и доминирует случайность. Другими словами, самоубийство — это добровольный уход из жизни, это выбор - Быть или не Быть: «Решить, стоит или не стоит жизнь того, чтобы ее прожить, - значит ответить на фундаментальный вопрос философии». (А. Камю)

Точка зрения А. Камю предполагает, что самоубийство — это, прежде всего, проблема индивидуальная, это выбор, который делается в рамках нашей свободы, это выбор, сделанный на основе осмысления смысла жизни. Данное деяние не может быть ни хорошим, ни плохим, по определению, поскольку человек, ушедший из этой жизни, может вообще не причинить никому вреда (представим, что он жил один и по нему некому горевать). Однако, в социальных науках подобное поведение называется девиантным, как такое, которое противоречит нормам социального поведения в том или ином сообществе. И логика здесь предельно ясна, если есть норма, например, «не укради», то украв, мы попадаем в категорию девиантов, которые должны нести определенную ответственность перед обществом. Но какая же норма говорит о том, что нельзя добровольно уйти из этой жизни? Как бы она звучала, если бы была? Не умри?

На этот счет есть мнение, что такая норма — это «Не убий», однако, церковь к убийцам относится более лояльно, нежели к самоубийцам... «Души самоубийц лишаются церковного погребения и церковной молитвы. В нашем обществе не принято говорить об этом, о людях, наложивших на себя руки стараются не вспоминать...» [4]. «Самоубийцы безнадежно идут во ад. Такие несчастные лишаются отпевания в храме и церковных молитв, на могиле их нельзя ставить крест и даже не положено хоронить их на христианском клад-бище. Самоубийство - единственный грех, в котором нет покаяния, поскольку нет уже возможности принести его. От умерших Бог не принимает покаяния, отошедших от этой жизни ждет только воздаяние за их дела». О том, что в Библии нет явного осуждения добровольному уходу из жизни, мы рассмотрим ниже, а пока же, зададимся вопросом: «Почему суицид, является социальной проблемой, и в чем состоит суть этой проблемы»?

По данным ВОЗ, ежегодно почти 900 тысяч человек в мире совершают суицид, из них 20% приходится на подростковый и юношеский возраст. К тому же, в окружении каждого человека, покончившего с собой, в среднем остается 6 человек, для которых его самоубийство является тяжелой душевной травмой. В соответствие с этими данными суицид действительно является социальной проблемой, поскольку боль утраты близкого человека бывает невосполнима, с одной стороны, и общество теряет свой потенциал в лице молодых людей, с другой.

Такое деяние вполне можно назвать социальным явлением, учитывая его масштабы и эмоциональный фон, на котором оно происходит. Наряду с этим существуют определенные стереотипы в обществе, которые делают тему суицида еще более запретной. «Почти все люди в то или иное время думают о суициде», ни одна группа, национальность или класс людей не свободны от этого «непростительного греха общества». Это похоже на тему «секс», когда все о нем думают, все желают, хотят, но никто вслух не обсуждает этого и выражают эмоции того, что это пошлая тема. Многие люди испытывают неловкость при разговорах на тему самоубийства и смерти из-за социального табу, из-за доминирующего мировоззрения.

Социальная проблема — это ситуация, которая, с точки зрения значительного числа людей в обществе, считается составляющей проблему, достаточно серьезную для того, чтобы требовать ее разрешения. В данном случае не понятно, что является большей проблемой совершение самоубийства или отношение общества к этому явлению. Негативное отношение к людям, добровольно ушедшим из этой жизни, не дает возможности помочь им после смерти. Это лишение человека не только права на добровольный уход, но и права на ошибку. Удивительно, но если мой сын сел в тюрьму за совершение некоторого уголовно наказуемого деяния, я должен отказаться от него и перестать носить ему передачи...? «Если вы расстаетесь с жизнью с мятущейся душой, то и в тот мир вы перейдете с мятущейся душой», - говорят специалисты в этой области. Самоубийцы накладывают на себя руки, чтобы «покончить со всем», а оказывается, что там-то все для них только начинается. Даже ученые не могут объяснить, почему энергетическая кривая («эффект Кирлиан») самоубийц скачет, словно ошпаренная, а спокойная энергетическая картина людей, умерших естественной смертью, почти всегда совпадает. Другими словами, человек, лишивший себя жизни, действительно переживает негативные состояния после смерти биологического тела. «Я попал совсем не туда, где находилась она... То было какое-то ужасное место... И я сразу понял, что сделал огромную ошибку», - говорит мужчина, который покончил с собой, когда умерла его жена. Таких рассказов очень много, и они имеют негативный оттенок.

Можно согласиться с тем, что человек, лишивший себя жизни сделал ошибку, я могу допустить, что это с одной стороны малодушный, а с другой, эгоистический поступок и я так же понимаю, что это свобода выбора. Следует признать, что данное деяние не должно поощряться, но понятно, почему оно наказывается. Почему человек лишается всякой поддержки со стороны общества, находясь в столь трудной жизненной ситуации?

Восьмилетний мальчик, который пытался повеситься на собственных колготках, но вовремя был вынут из петли, рассказывал, что решился умереть потому, что не было никакой другой возможности убедить родителей не отправлять его в детский дом. Родители, впрочем, этого делать не собирались: его просто пугали — очень уж часто на него жаловались в школе. «Понимаете, — говорит мальчик, — иначе на них подействовать было невозможно. Я уж и прощения просил, и ревел, и ругался, и скандалил — не слышат, и все. В детский дом, говорят, сдадим — будешь знать». — «И ты решил умереть? А что это такое, по-твоему, умереть? Что потом будет?» — «Ну, если я умру, мама тогда уже точно поймет, что в детский дом меня сдавать нельзя, и все будет хорошо». — «Когда будет хорошо?» — «Когда смерть кончится». По счастью, эту невинную душу вынуть из петли успели. Но, чтобы было, если бы он умер? Его бы тоже не взялся отпевать ни один священник? Его бы тоже осуждало все общество, классифицируя как самоубийцу?

Это, по меньшей мере, странно, а в действительности, дико. Это все происходит в рамках морали, в рамках культуры и доминирующего мировоззрения (во всяком случае, такое мировоззрение доминирует на территории Европы и России), это считается нормой, и это самое удивительное, в контексте данной социальной проблемы. По всей логике вещей — это и есть девиантное поведение, отклонение от нормы, то, что люди так жестоко поступают со своими братьями по разуму. Я не говорю, что суицид не девиантное поведение, я говорю, что отношение к самоубийству со стороны общества — это тоже отклонение от нормы, от концепции гуманизма и братства, от нормы: «Возлюби ближнего своего...»!

Итак, суицид, как социальное явление и как социальная проблема действительно существуют, и проявляются они в двух формах: как акт самоубийства и как факт негативного отношения общества к этому акту. И если суицид, как деяние, существовал во все времена и у всех народов, то отношение к нему менялось на протяжении веков, и в каждой культуре было различным.

Замечательная книга Григория Чхартишвили «Писатель и самоубийство», где делается детальный анализ того, как относятся к этому акту представители различных религий и философских течений, может поведать заинтересованному в этом вопросе человеку очень многое. При прочтении видно, что в Библии, Талмуде и Коране нет прямого осуждения суицида, за исключением нескольких незначительных эпизодов, которых намного меньше тех, которые восхваляют его. Человек, прочитавший указанные источники с уверенностью скажет: «Суицид — это не очень хорошо», но это не повод для того, чтобы оставить Душу без помощи, чтобы проклинать ее.

Индуизм и буддизм вообще не склонны рассматривать самоубийство как вопрос первостепенной важности, поскольку эти религии по-иному относятся к смерти. Допускаются даже ситуации, в которых самоубийство может продвинуть человека далеко вперед по цепочке перерождений и, возможно, даже разорвать ее вовсе. Другими словами, эти религии допускают, что иногда убивать себя не только извинительно, но даже похвально.

Интересно отметить, что По оценкам Американского Фонда Предупреждения Суицида (American Foundation for Suicide Prevention), в преимущественно исламских государствах число самоубийств близко к нулю (0.1 случая на 100 тыс. населения). В государствах, где большинство населения исповедует христианство и индуизм, этот уровень заметно выше - в христианских государствах 11.2 случая на 100 тыс., в Индии, соответственно, 9.6. В преимущественно буддистских государствах этот показатель еще выше - 17.6 суицидов на 100 тыс. В атеистических государствах (например, в Китае) он достигает 25.6 на 100 тыс. жителей.

Данные выводы очень значительны в контексте того, что по-настоящему социальной проблемой является не акт суицида, как таковой, а отношение к нему со стороны общества. И если рассмотреть историю этого вопроса в различных культурах и сделать некоторый обобщающий анализ, то можно прийти к заключению, что позитивного отношения к самоубийству в мире было и есть гораздо больше чем негативного.

В античном обществе отношение к суициду менялось от терпимого и, в отдельных случаях, даже поощрительного в ранних греческих государствах к законодательно закрепленному запрету в поздней римской империи. Это, в конечном счете, привело к тому, что наступила эпоха, когда человек был неволен распоряжаться ни своим телом, ни своей душой, потому, что христианство повело страстную, непримиримую борьбу с самоубийцами, продолжающуюся и поныне, не столько из высших соображений, сколько из меркантилизма, выполняя заказ земных властей. И это несмотря на то, что в первые века своего существования гонимая религия относилась к мученичеству, то есть альтруистическому самоубийству во имя веры, с благоговением, в котором и было настоящее проявление Духа.

При отсутствии канонических обоснований отцам церкви было не так-то просто доказать тезис о недопустимости самоубийства. Положение усугублялось тем, что сам Иисус принял смерть добровольно, то есть фактически закончил свое земное существование самоубийством. Примеру Агнца последовали сотни и тысячи христианских мучеников. Одни безропотно и даже с радостью предавались в руки палачей, другие убивали себя сами и именно за это были причислены христианской церковью к лику святых. Но, не смотря на это, христианство сделало в конечном счете окончательный выбора в виде негативного отношения к акту добровольного ухода из жизни.

С приходом Ренессанса и зарождением концепции гуманизма Европа вступала в новые времена, и это не замедлило сказаться на отношении общества к суициду. Восемнадцатое столетие завершилось тем, что признало за человеком право на жизнь и вычеркнуло самоубийство из списка уголовных преступлений. Понадобилось около 170-ти лет упорной борьбы государства и церкви с общественным мнением, чтобы все более и более сочувственно относиться к самоубийству, которое теперь выходит на арену как социальная проблема. К XIX веку из жуткого, табуированного призрака, загнанного в самый угол общественного сознания, суицид превратился в мощное, многокомпонентное явление, в котором сочетались кризис религии, изменение мироощущения личности, социальный кризис, распад патриархальной семьи и множество иных факторов.

В этот период тема суицида занимала таких мэтров как Монтень, Джона Донна, которые передали эту эстафету через полтора века Дэвиду Юму, Спинозе, Канту, которые имели разносторонние взгляды на это явление, но чаще осуждали этот факт, нежели оправдывали его: «…я не могу распоряжаться человеком в моем лице, калечить его, губить или убивать», - звучит основной тезис этого времени.

Итак, тема суицида проходит через всю историю человеческого общества и затрагивает самые широкие слои населения. Основной вывод, который можно сделать из данного анализа это то, что люди лишали себя жизни всегда, везде и при любых обстоятельствах, не смотря на то, как к этому относились церковь, государство и общество. Никакие запреты, поощрения или еще какие-нибудь инструменты социума не могли удержать данного стремления. В этом может красноречиво убедить статистика самоубийств сегодняшнего дня.

Вопросы, связанные с добровольным уходом из жизни не являются новыми, а некоторые из них были предметом интенсивного обсуждения на протяжении веков, такие, как самоубийство с помощью врача и эвтаназии....
Проблемы, наиболее сильно и глубоко волнующие человека в его повседневном жизненном существовании, как раз и составляют (что естественно) глубочайшие и острейшие проблемы всей культуры, а значит, искусства,...
"Автор письма в ноябрьском номере лондонского "Спиритуалиста", который называет "Фрагменты оккультной истины" спекуляциями, вряд ли прилагает это определение к Фрагменту № 3, в котором столь...
Любой врач, независимо от опыта и стажа работы, встречается с проблемой эвтаназии, которая всегда ставит его в тупик. Как поступить? Что порекомендовать? Как вести себя в ситуации, когда больной смотрит на тебя...

Рейтинг: +1 Голосов: 1 3047 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий